Война против всех. Часть 3. Китайское направление.

Как уже упоминалось в первой части статьи, созданная в США концепция «сетевой войны» предусматривает «непрерывность воздействия», будь то времена мира, скрытого или открытого конфликта и прямых боевых столкновений. Так же не существует разницы между противником нейтралом и союзником – схема адмирала Артура Сибровски «Еmerging theory of war» подразумевает всеобщую враждебность: давление на любого политического или экономического конкурента США (будь то лояльный Евросоюз, Россия, Индия или страны Южной Америки) должно оказываться постоянно, без каких либо исключений.

Контроль над «внутренним морем США», Тихим океаном, остается важнейшим приоритетом Вашингтона еще со времен Второй

мировой, Корейской войны и длительного вооруженного конфликта во Вьетнаме. Гигантское тихоокеанское «кольцо» образуемое побережьями обоих американских континентов, Австралией с юга, Индонезией, Филиппинами и Индокитаем с запада, а так же побережьем Евразии и Японией с северо-запада, является важнейшей геостратегической ареной. Тот, кто контролирует морские торговые пути, сосредоточенные в этом макрорегионе колоссальные природные и людские ресурсы, рынки сбыта и авиабазы, является доминирующей силой.

Вполне естественно, что США, после победы над Японской империей в 1945 году захватившие все ключевые позиции в тихоокеанском бассейне и создавшие на Тайване передовой бастион против коммунистического Китая (вкупе с «непотопляемыми авианосцами» в виде Южной Кореи и оккупированной Японии), с чрезвычайной настороженностью относятся к основному сопернику – стремительно развивающейся Китайской Народной Республикой, давно вырвавшейся на позиции регионального лидера.

Экономические показатели КНР внушают невольное уважение: На 2010 год экономика КНР занимает второе место в мире по величине номинального ВВП, обогнав Японию, и второе место по ВВП, рассчитанному по паритету покупательной способности. Начиная с 1980 китайская экономика растёт в среднем на 15 % в год. К концу 1990-х годов темпы экономического роста замедлились до 8 % годовых, но с вступлением КНР в ВТО в 2001 году приток прямых иностранных инвестиций и расширение экспорта привели к новому ускорению. По официальным данным, в 2003 ВВП Китая вырос на 10 %, но, по мнению экспертов, в действительности прирост ВВП мог достигать 10-12 %. Рост объёма внешней торговли в 2005 году составил 23 %. Китай стал новой «мировой фабрикой» и, что самое важное, превратился в одного из крупнейших кредиторов США — в последнее десятилетие стоимость долговых обязательств США, принадлежащих Китаю, возросла с 79 млрд долларов в конце 2001 года до 801,5 млрд долларов в мае 2009 года.

Настолько мощный соперник a priori должен был стать приоритетной целью в «сетевой войне». Не вызывает никакого удивления тот факт, что «сетевые» атаки на КНР начавшиеся еще в восьмидесятых годах лишь усиливаются. Как и в случае с Индией (см. вторую часть статьи) одним из важнейших факторов воздействия стала религия — от деструктивных сект до «ползучего проникновения» неопротестантских деноминаций руководимых из США.

Фалуньгун – удар по китайскому «Народному единству»

Движение Фалуньгун (Фалунь Дафа) возникло в КНР в начале девяностых годов под видом новой школы гимнастики «цигун». Основателем секты является Ли Хунчжи, уроженец городка Гунчжулин в Северо-восточном Китае. К тому моменту, когда правительство в Пекине спохватилось и начало принимать меры против распространения влияния движения, оно имела 39 отделений в различных городах Китая, 1900 учебных центров и 28000 первичных организаций. Каким образом секта Фалуньгун достигла такой популярности, что численность ее последователей исчисляется миллионами? Более точную цифру привести трудно: Ли Хунчжи говорит о 100 млн., китайские власти — о 2-3 млн. Поскольку Хунчжи намеренно завышает данные, а правительственные источники — занижают, истина, видимо, находится посередине.

Все существующие в КНР религиозные организации строго контролируются властями, не имеют разветвленных общенациональных структур и не пользуются доверием большинства населения. Внезапно появляется «учение», внешне основанное на официально признанной оздоровительной практике «цигун», а раз внешне нет никаких препятствий со стороны правительства, оно может распространяться в самых разных кругах общества. Вовлечение новых последователей происходит постепенно — вначале в секту приходят желающие «просто оздоровиться» с течение времени осваивают и религиозное учение, начинают систематически «изучать» тексты Фалуньгун, поклоняться «Учителю» и так далее. Постепенно в обществе распространяется информация о «чудесных исцелениях» и волна новых членов начинает прибывать в ряды секты с новой силой. Так оживает многовековая традиция тайных обществ и сект, время от времени возникавших в Китае и представлявших существенную угрозу власти.

Следует особо отметить, что в китайском обществе издревле сложилось крайне подозрительное отношение к сектам. Вот цитата из законодательного уложения императорского Китая от 1740 года: «Все те, кто проповедуют еретические учения <…> приговариваются: главари к смертной казни. <…> Сообщники <…> должны быть отправлены в мусульманские города и отданы там в рабство. <…> Занимающихся дыхательной гимнастикой приговаривать к 80 палкам». Более того, в древнекитайском языке самого слова «религия» не существовало. В своем современном значении, это слово пришло в Китай из японского языка, в котором оно было искусственно создано в конце XIX века для нужд католических миссионеров.

Рост числа сторонников Фалуньгун с течением времени стал беспокоить китайские власти, особенно в связи с тем, что в секту вступали члены компартии, а также руководящие работники государственных учреждений, военные. Руководству КПК стало ясно, что появился противник, гораздо более страшный, чем «буржуазные либералы», поскольку в отличие от последних секта пользуется если не массовой, то многомиллионной поддержкой населения. Кроме того, появилась информация о поддержке секты из-за границы – разумеется, из США. Фалуньгун получил поддержку американской «Ассоциации научного исследования гимнастики цигун» (Scientific Qigong Research Association), которая обширно спонсировала Ли Хунчжи в 1992-94, и в том числе помогла организовать 54 крупные (с общ. аудторией ок. 20 000 человек) лекции по городам Китая.

Почувствовав опасность и пристальное внимание властей к секте, основатель и руководитель Фалуньгун Ли Хунчжи в 1998 году выезжает из Китая – надо ли говорить о том, что приют глава сектантов нашел в Соединенных Штатах? После чего сторонники секты предприняли несколько публичных акций, якобы в ответ на критику в китайской прессе — демонстрации прошли рядом с телецентрами, в Тяньцзиньском педагогическом университете и наконец, в Пекине.

25 апреля 1999 года около 10 000 человек выстроились живой цепью вокруг правительственной резиденции Чжуннаньхай. На политической арене резко и неожиданно появилась организованная сила, решившаяся противопоставить себя центральному правительству Китайской Народной Республики. Секта продемонстрировала исключительно высокую способность к эффективной мобилизации своих членов. Именно к этому в свое время стремился Ли Хунчжи, создавая первичные ячейки Фалуньгун. Современные средства связи: электронная почта, факсимильные сообщения и телефон позволили обеспечить немедленное исполнение приказов – Хунчжи руководил адептами из Атланты, штат Джорджия. Наконец, сторонники «Фалуньгун» устроили новогоднюю демонстрацию на площади Тяньаньмэнь 1 января 2000 г. Через месяц была предпринята попытка закрыть висящий на пекинских воротах Тяньаньмэнь портрет Мао Цзэдуна портретом Ли Хунчжи. В обоих случаях значительная часть участников акций протеста являлась обладателями паспортов иностранных государств — это тоже весьма показательно.

Для чего существует Фалуньгун? Кому выгодно?

Давайте посмотрим, что пишут о Фалуньгун китайские официальные представители, цитаты взяты с сайта посольства КНР в России: «Общество по изучению великого закона фалунь» является антизаконной реакционной организацией со строгой организационной системой, с далеко идущими политическими целями и с антиобщественной, антиправительственной главной целевой установкой».

Другой пример, освещающей пропагандистские приемы секты: 25 сентября вещание через спутник «Синосат», охватывающее всю территорию Китая, вновь подверглось нападению членов запрещенной сектантской организации «Фалуньгун». Эксперты установили, что нелегальные телевизионные сигналы, приведшие к серьезному нарушению передач ряда центральных и региональных каналов, передавались из города Тайбэй на Тайване. (далее прочесть по ссылке).

Свидетельств о деструктивной деятельности Фалуньгун предостаточно – поэтому, после выступлений в апреле 1999 года правительство КНР решилось на активные действия против секты — 22 июля 1999 г. секта Фалуньгун была объявлена вне закона: за распространение ложных измышлений, жульничество и подстрекательство к беспорядкам. На следующий день Ли Хунчжи попытался привлечь к конфликту внимание международных организаций и правительств других стран, но добился лишь того, что сам был 29 июля объявлен в розыск. Сотни, (возможно тысячи) активных сторонников секты попали на скамью подсудимых.

Генералы «сетевой войны» из Вашингтона отреагировали незамедлительно – реакция китайских властей на возникновение беспорядков была предсказуема, следовательно отработанный пропагандистский механизм действовал по обычному сценарию. Тема нарушения прав человека является важнейшим инструментом прессинга Вашингтона на Пекин, поэтому никто не стал подробно разбираться в сути дела. Последователи Фалуньгун были моментально объявлены безвинными страдальцами, конгресс и сенат США приняли резолюцию, призывавшую правительство КНР соблюдать права человека и не оказывать давления на Фалуньгун. Одновременно в США, Австралии, Гонконге, на Тайване и др. развернулась шумная кампания протестов, в средствах массовой информации и в Интернете появилось великое множество сообщений о «незаконных преследованиях».
Подпитываемая госдепартаментом и организациями наподобие «Фридом хаус» истерия не ослабевает до сих пор – в «свободной прессе» появились сообщения о якобы арестованных 830 тысячах последователей секты, о практике насильственного изъятия органов у адептов Фалуньгун, наконец в США создали очередную «неправительственную организацию» зарегистрированную в Вашингтоне — CIPFG, «Коалиция по расследованию преследований в отношении Фалуньгун в Китае». Вот официальный сайт CIPFG http://www.cipfg.org/ — подборка ужасов в стиле Стивена Кинга, повествующая о «чудовищных репрессиях», «массовых нарушениях прав человека» и прочих «преступлениях» властей Китая. Финансируется CIPFG, как вы догадались, правительством США.

Акция напротив Капитолия, посвященная десятилетию начала репрессий властей КНР, направленный против секты Фалунь. Выступает конгрессмен Роско Бартлет

Привлечена и «тяжелая артиллерия» со стороны агентов влияния США в Европе. «Расследование» проводил вице-президент Европарламента г-н Эдвард Макмиллан-Скотт, который в итоге пришел к следующим выводам: «Уже десять лет тоталитарный коммунистический режим КНР преследует Фалуньгун, этих невиновных и добрых людей. Я считаю, что настало время привлечь коммунистический режим к суду за геноцид.»

Как видите, появилось волшебное слово «геноцид» с помощью которого можно оправдать любые действия Соединенных Штатов: именно благодаря выдуманным или реальным «геноцидам» НАТО «вбамбливало в каменный век» Югославию или США вторгались в Ирак – обвинение универсальное. Далее дадим слово госпоже Тине Ламбер, представителю организации «Международная христианская солидарность»: «Коммунистический режим беспринципно осуществляет преследование веры, которая, как они считают, выходит из-под их контроля, используя при этом денежные штрафы, притеснения, порчу вещей, находящихся в личной собственности, заключение в тюрьму и применение пыток».
Кому же мы поверим? Правительству Китая, которое уверенно заявляет о деструктивности управляемой из-за границы секты, способной вызвать массовые беспорядки и противопоставляющей себя политическому руководству страны, или финансируемым ЦРУ «неправительственным организациям» с традиционной высокопарностью вещающим о «правах человека» и «свободе совести»? Как поступило бы руководство любой страны мира, случись ему столкнуться с аналогом Фалуньгун на своей территории? Вопрос риторический.

В случае с Фалуньгун технологии «Еmerging theory of war» проявились наиболее четко. Первая и основная задача – взорвать Китай изнутри, вызвать беспорядки, социальный кризис и ослабить государство, — провалилась благодаря решительным действиям Пекина, железной рукой остановившего распространение сектантский заразы. После чего началась вторая стадия «сетевой операции» — максимальная дискредитация правительства КНР с помощью средств массовой информации, Интернета и «неправительственных организаций» осуществляющих мощную информационную атаку по всему миру. Цель — убедить общественность в том, что нынешняя политическая система Китая (категорически не устраивающая США) виновна в множестве реальных или мнимых преступлений.

К чести руководства КНР следует отметить, что внешнее давление не производит никакого впечатления на Пекин, где не привыкли оглядываться на окрики из Вашингтона. Позиция в отношении секты Фалуньгун остается неизменной, о чем и сообщает с трибуны ООН специальный советник правительственной делегации КНР Ван Сяосян:
«Решения китайского правительства по секте «Фалуньгун» отвечают требованиям защиты прав человек, так как из-за психологического контроля со стороны «Фалуньгуна» ее последователи и их родные лишились права на жизнь, здоровье и других основных прав человека. <…> решение вопроса в соответствии с законом не ограничивает, а наоборот защищает право китайцев на свободу вероисповедания. Китай призывает все страны мира активизировать контакты и сотрудничество в целях совместной и эффективной борьбы с сектантскими организациями и тем самым защиты права человека».

Остается лишь пожелать удачи правительству КНР – не взирая на этот удар невидимого фронта «сетевой войны», китайцы не собираются поворачивать вспять и идти на уступки. Поскольку в Пекине отлично понимают – любая сданная позиция в «сетевой войне» означает усиление влияния США и ослабление Китая.

Продолжение следует…

Автор статьи Андрей Мартьянов

2 комментария

  1. Уведомление: click for more
  2. Уведомление: description

Комментарии закрыты.