Россия возвращается в Ирак.

Правительство Ирака объявило очередной тендер на разработку газовых месторождений страны. Ожидается, что свои предложения в числе более 40 претендентов сделают и российские компании.
После долгих лет привилегированного положения в Ираке Москва возвращается на энергетический рынок этой страны, но теперь – на общих основаниях, и делает это осторожно.
В годы правления Саддама Хусейна Ирак и Советский Союз связывали особые отношения, основывающиеся, прежде всего, на военно-техническом сотрудничестве и общности подходов к геополитическим проблемам.
Это не могло не сказаться и на экономических интересах СССР в Ираке, в освоении ресурсов которого советские компании занимали ведущие позиции.
После свержения режима Хусейна и в условиях западного военного присутствия отношение официального Багдада к участию россиян в освоении природных богатств страны изменилось.

Вытеснение «Лукойла»
Буквально в одночасье права на разработку одного из крупнейших в мире нефтяных месторождений «Западная Курна–2» в 100 км от Басры лишилась крупнейшая российская компания «Лукойл».
Правда, односторонним отказом от этого соглашения пригрозил в 2002 году еще Саддам Хусейн – таким способом он намеревался вынудить Москву к противодействию западной коалиции во главе с США.
«Лукойл» был категорически не согласен с таким подходом, утверждая, что соглашение можно аннулировать только по решению Международного арбитража в Женеве.
После падения баасистского режима в 2003 году Россия рассчитывала реанимировать замороженный контракт, однако эти надежды не оправдались.
Прибывший в Москву в августе 2007-го министр нефти Ирака Хусейн Шахрастани недвусмысленно дал понять, что «Лукойл» потерял юридические права на «Западную Курну–2», подтвержденные запасы которой достигают 6 млрд баррелей нефти.
По словам иракского министра, «контракт был прерван в силу того, что он не исполнялся в соответствии с предусмотренными условиями».
При этом тот факт, что международные санкции, введенные против Багдада по итогам Войны в Заливе, не позволяли иностранным компаниям добывать нефть в районе Басры, иракские власти не учитывали.
«Лукойлу» было предложено участвовать в новом тендере на разработку месторождения, причем в роли миноритарного партнера Национальной нефтяной компании Ирака.
Не помогло и списание Москвой 80% иракского долга, накопленного Хусейном в основном за счет поставок советского оружия, размер которого, по разным оценкам, составлял от 10 до 12 млрд долларов.
Между тем, Шахрастани подсластил горькую пилюлю, отметив, что богатый опыт работы в Ираке «увеличивает шансы российской компании победить в свободных и прозрачных тендерах на разработку».

Западные интересы
Не все специалисты разделяют мнение о том, что вытеснение россиян с энергетического рынка Ирака проходило под нажимом США, стремящихся утвердить контроль Запада над иракскими углеводородами; по разведанным запасам страна находится на втором месте в мире после Саудовской Аравии.
Эксперт в области энергетики Юрий Бялый подтвердил bbcrussian.com, что западные аналитики открыто заявляли о недопустимости российского контроля над значительной частью иракской нефти.
Однако специалист не склонен думать, что в этом состояла главная цель американского вторжения, которую он видит в создании обстановки «управляемого хаоса, стоящего дешевле, чем покорение страны».
Бялый также не считает, что у правящей иракской верхушки ярко выраженная прозападная позиция.
«Выражаясь резко, у Ирака нет устойчивой власти, как нет и бесспорной позиции», — утверждает эксперт.
«Подозрения о привилегированном положении западных компаний реализовались менее ярко, чем предполагалось, в том числе в России», — говорит аналитик инвестиционной компании «Тройка диалог» Валерий Нестеров.
Специалисты сходятся во мнении, что новый режим в Багдаде стремится диверсифицировать набор зарубежных инвесторов, привлекая максимально возможные объемы капиталов.
«Правильным политическим решением иракских властей» назвал в интервью bbcrussian.com расширение состава участников» Валерий Нестеров.

Жесткие правила игры
Между тем, Юрий Бялый отмечает, что правящий режим в Багдаде «всерьез вознамерился действовать по жестким правилам, ограничив аппетиты иностранных компаний.
Введенные Багдадом новые условия игры с уравниванием шансов, несмотря на предельно низкую выгоду для иностранцев, вызвали интерес в разных концах мира. О желании участвовать в различных тендерах в 2008 году заявили 120 фирм.
Среди них выделяются названия таких гигантов, как BP, Chevron, ExxonMobil, Royal Dutch Shell, Total.
Заинтересованность в проникновении на иракский нефтегазовый рынок проявили инвесторы из Китая, Алжира, Пакистана, Анголы, Турции, Таиланда, Вьетнама.
Из российских компаний, помимо «Лукойла», о желании получить доступ к иракским углеводородам говорят «Роснефть», «Газпром», ТНК-ВР.
При этом компании, в том числе и российские, предпочитают действовать сообща, создавая коалиции.

Разделение рисков
В конце 2009 года «Лукойл» сообщил о выигранном им тендере на освоение «Западной Курны-2», потеряв монопольный статус. Российская компания получила чуть более 56% в проекте, другими участниками которого стали норвежская Statoil (почти 19%) и иракская North Oil (25%).
Считается, что немаловажную роль в успехе «Лукойла» сыграли его партнерские отношения с американской ConocoPhillips, владевшей 20% акций российского гиганта.
В начале мая 2010 года «ТНК-ВР Холдинг» заявила о создании совместного предприятия с иракской компанией Iraq Oil Company for Oil Investments. Цель сотрудничества, говорится на сайте российской компании, — «изучение потенциальных проектов по приобретению, управлению и разработке нефтегазовых месторождений на территории Ирака».
В декабре прошлого года сообщалось, что тендер на освоение небольшого (109 млн баррелей) месторождения Барда на границе Ирака с Ираном выиграла компания «Газпром-нефть». Сделано это было в партнерстве с южнокорейской KoGas, малайзийской Petronas и турецкой TPAO.
«Главная проблема, которая тормозит развитие инвестиций российских компаний в Ираке – это политические риски и неопределенность», говорит аналитик в области энергетики Юрий Бялый.
По его словам, «российские компании инвестируют пока осторожно, они готовы входить в контракты только в партнерстве с зарубежными, желательно с американскими или французскими компаниями, а не самостоятельно».
«Создание консорциумов — нормальная международная практика разделения рисков», — полагает Валерий Нестеров из «Тройки диалог».
Эксперт отмечает, что подобное объединение усилий сочетает в себе «конкурентные отношения между компаниями и общую заинтересованность в сохранении стабильности в Ираке и на мировом нефтяном рынке, которая может быть нарушена из-за чрезмерной жадности участников процесса [освоения природных ресурсов], в том числе правительства Ирака».
Юрий Бялый, в свою очередь, убежден, что «в России не испытывают больших иллюзий по поводу снижения рисков, однако иракский режим торопится с тендерами, потому что ему нужны деньги, необходимые для выполнения минимальных социальных и военно-полицейских обязательств, без которых он долго не продержится».

http://news.ru.msn.com/local/article.aspx?cp-documentid=153299231

8 комментариев

  1. Уведомление: chat
  2. Уведомление: Teaching English Center Kallithea
  3. Уведомление: Emergency pediatric care
  4. Уведомление: Homepage
  5. Уведомление: Make Him Desire You
  6. Уведомление: Singapore Wedding Photographer
  7. Уведомление: Handuk
  8. Уведомление: Diabetes Protocol

Комментарии закрыты.