All posts tagged изнасилование

Бывший глава МВФ допрошен по делу о проституции

Доминика Стросс-Кана допросят в рамках полицейского расследования относительно сети проституции в Лилле, на севере Франции. Об этом проинформировала прессу полиция Франции.

Бывший глава Международного Валютного Фонда, как было объявлено во вторник утром, в ближайшие двое суток будет взят под арест и может быть допрошен.

Стросс-Кан оставил свой пост в МВФ в мае, будучи обвинённым в сексуальных домогательствах и попытке изнасилования горничной нью-йоркского отеля Нафиссату Диалло. Позднее обвинение было снято. После возвращения из Соединённых Штатов он предстал перед другим обвинение, со стороны журналистки Тристан Банон, заявившей, что однажды во время интервью в его «холостяцкой квартире» Стросс-Кан пытался её изнасиловать. Через три дня после закрытия этого дела, 13 октября, имя бывшего исполнительного директора влиятельнейшей международной организации опять появилось в деле, связанном с сексом, на этот раз – о проституции в Лилле.

В этом деле расследуется сеть, поставлявшая женщин клиентам роскошных отелей в городе Карлтон. На этот момент времени есть несколько арестованных, среди которых местные предприниматели и комиссар полиции.

Французская строительная компания «Eiffage» уволила одного из служащих, подозреваемого в использовании денег фирмы для оплаты проституток, которые предположительно участвовали в сексуальных «праздниках» с участием Стросс-Кана в Париже и Вашингтоне.

По словам адвоката Стросс-Кана Анри Леклерка, его подзащитный отрицает участие в каких-либо оргиях и уверяет, что не имел никаких оснований подозревать женщин в проституции.

Купить и изнасиловать девочку: 2000 евро

Предполагаемый контракт о покупке на 5000 лир (около 2000 евро), подписанный 2006 годом. Фотография девочки 12 лет и заявление об изнасиловании. Три элемента скандала, разразившегося в Турции.

Девочка, известная прессе только по начальным буквам имени —   E.Y., шесть лет назад во время урока залилась слезами. «Мужчина, который купил меня у отца, привёз меня ночью в гостиницу и изнасиловал», — объяснила она причину рыданий. Так об этом написала местная газета «Hurriyet», процитировав слова директора школы в южной провинции Анталия, где училась девочка.

Полиция опоздала всего на пятилетку, чтобы посадить предполагаемого «хозяина» девочки – Юсуфа А., предпринимателя из этого же региона. На следующей неделе он предстанет перед судом.

Отец жертвы сказал, что «уступил» девочку с намерением «упростить получения образования и работы». Однако версия задержанного диаметрально отличается от его слов. По словам «покупателя», отец E.Y. настолько нуждался в деньгах, что угрожал убить ребёнка, если ему не дадут деньги.

Предполагаемый контракт, который был опубликован в прессе, подписан всеми сторонами, (включая девочку). В нём говорится: «Я продал свою дочь за 5000 турецких лир. Отдаю мою дочь E.Y. Юсуфу А. Дата: 12 февраля 2006 года. Я получил оплату наличными. Моя дочь будет под контролем Юсуфа А. с даты, указанной ниже. Даю своё разрешение как отец».

После коммерческого соглашения и предполагаемого изнасилования, несовершеннолетняя вернулась в свою семью, которая вскоре переехала в деревушку в провинции Шиваз. Никто не знал о них до этого времени. Занимающиеся с девочкой психологи говорят о том, что пережитая ею травма требует психиатрического лечения.

До сих пор в этой истории много неясного. Ожидается, что всё прояснится на суде, который запланирован на март, если только сама семья девочки не расскажет скандальных подробностей раньше, по телевизору.

«Этот инцидент неприемлем. Это преступление против человечества. Закон должен со всей строгостью осудить этот случай», — сказал министр здравоохранения Турции Ресеп Акдаг. Известная своей борьбой с проявлениями полового насилия министр по делам семьи и социальной политике Фатма Сахин также сказала: «Остаются скрытыми нежелательные последствия, которые ранят наше сознание и сознание всего населения».

В одной из многочисленных турецких телевизионных программ, которые обсуждают это жестокое происшествие, несовершеннолетняя, которой на этот момент исполнилось 19 лет, сказала, что не помнит, её ли подпись стоит в этом контракте. «Мои родители никогда не получали денег за меня. Я люблю их и доверяю им». По её же рассказу, «покупатель» угрожал ей смертью, если она скажет хоть слово об этом деле.

Со своей стороны, отец, который будет допрошен в ближайшее время, наотрез отказывается от того, что получал от предпринимателя деньги. Он уверяет, что единственная бумага, которую он подписал, имела отношение к работе, а её составлением занимался сам «работодатель» — Юсуф А.

В то же время предприниматель отвергает факт встречи с девочкой в отеле, хотя её подтверждают служащие отеля, которые сказали, что подумали, что постояльцы были отцом и дочерью.

Полемика в Турции

Полемика в Турции по поводу обрезания пенисов 26 мужчинам за изнасилование несовершеннолетней.

Вообще-то это не было изнасилованием, поскольку она была «согласна». Это был вердикт судей первой инстанции и это подтвердил на текущей неделе Верховный Суд: да, 26 обвиняемых виновны в изнасиловании N., когда той было 13 лет от роду, но, так как она высказала своё «позволение», они не получили большие сроки, всего от одного до шести лет тюрьмы. Почти рыцарское преступление.

«Неприемлемым и озадачивающим» назвала это решение турецкая министр по делам семьи Фатьма Сахин. «Преступлением против человечности» назвал решение её однопартиец Омер Селик. Даже министр юстиции Садуллах Эргин осудил решение верховного суда. Адвокаты жертвы подали петицию в Европейский суд по правам человека.

N. жила в селении в провинции Мардин на юго-востоке Турции и, согласно информации СМИ, её родители были уборщиками домов. Две женщины, сейчас осуждённые на девять лет тюрьмы, были посредницами, искавшими ей «работу», но в реальности искали мужчин, желающих секса с девочкой.

Мужчины «не применяли ни силу, ни угрозы» потому, что N. была «расположена», говорится в судебном решении. То, что мужчины предупреждали подростка, что, в случае сопротивления, они предадут огласке её «тайную жизнь», не было расценено как «угроза». И это в обществе, где до сих пор многие семьи приговаривают к смерти и убивают собственных дочерей за потерю девственности до брака.

Список обвиняемых поражает: там есть и учителя, и госслужащие, армейский капитан, директора административных центров Мардина, высокопоставленные чиновники, предприниматели… Все – безупречные граждане. Но в их участии в преступлении нет сомнений. Просто жертва была согласна.

В 2002 году N. бежала в Адану в поисках помощи в центре помощи детям. Позднее, адвокат Эрен Кескин – известный делами по защите прав человека и активист Леман Юртсевер приняли её под свою защиту.

Сейчас она живёт в Стамбуле. Как рассказывает Юртсевер турецкой газете «Ватан», ей 21 год, «она разумная девушка, сама принимающая решения», получила образование бакалавра. О прошлом она не говорит ни с прессой, ни с кем-либо из окружения. «Это стоило мне многого, я не позволю, чтобы кто-то заставил меня к этому вернуться», — сказала молодая женщина.

Турецкие женские движения заявили, что вина за решение лежит не только на судьях, но и на всём обществе, которое автоматически возлагает вину за изнасилование на саму жертву, обвиняя её в «провоцировании», что даже поддерживается прессой, которая сразу начинает искать в жертве черты «женщины лёгкого поведения».

Если бы преступление произошло сейчас, наказание было бы серьёзней, потому что суд основывался на уголовном кодексе, действовавшем на момент совершения преступления. Тогда минимальный возраст в Турции для вступления в сексуальные отношения составлял 15 лет. Если же сейчас кто-то вступит в отношения с несовершеннолетним, то есть лицом моложе 18 лет, ему грозит пять лет тюрьмы.

N. собирается обратиться за справедливым решением в Страсбург. Как говорит Юртсевер, она учит английский, мечтает снимать короткометражные фильмы и думает изучать право или журналистику.  «Но, если она станет журналисткой, она не будет писать о девочках, переживших такое же прошлое, что и она».

Тристан Банон считает очную ставку со Стросс-Каном первой победой

Французская писательница Тристан Банон подтвердила то, что встречалась в полиции, в очной ставке, с бывшим управляющим директором МВФ Домиником Стросс-Каном, которого она обвиняет в попытке изнасилования, и назвала эту встречу «первой победой» в процессе.

Встреча длилась около двух часов.

Журналистка разъяснила некоторые детали встречи в интервью телеканалу TF1, где она, конечно, переподтвердила то, что Стросс-Кан попытался изнасиловать её в 2003 году. «Я удовлетворена этой встречей. Это первая победа», — сказала она об очной вставке, которую сама и просила провести.

Во время встречи бывший глава МВФ, только что вышедший с некоторыми потерями из дела по обвинению его в изнасиловании горничной в Нью-Йорке, по словам Банон, вёл себя с тем же высокомерием и фривольностью. Стросс-Кан объяснил, что пытался только обнять писательницу во время интервью, и женщина строит свои обвинения на «фантазиях».

«Если честно, я думала, что он извинится», — выразила сожаление Банон, также сказавшая, что Стросс-Кан не смотрел на неё во время очной ставки.

Писательница всёже, сказала, что не располагает материальными доказательствами, которые бы поддержали её судебную жалобу. «Я уверена, что он пытался меня изнасиловать, но у меня нет доказательств», — сказала она, уверяя, что сбежала из квартиры, где встречалась со своим предполагаемым агрессором.

Очная ставка может стать последним этапом в предварительном следствии, начатом в июле, перед вынесением прокуратурой Парижа вердикта относительно этого дела. Есть три варианта дальнейшего развития событий: дело пойдёт в архив; будет объявлено об установлении совершения преступления или будет открыто судебное расследование и назначен судебный следователь.

В интервью TF1 Банон сказала и о дипломатической неприкосновенности Стросс-Кана, на которую ссылается его защита, чтобы «похоронить» гражданский иск горничной отеля «Софитель» Нафиссату Диало.

«Вы хотите сказать, это дипломатическая неприкосновенность? Вы хотите сказать, что если кто-то имеет дипломатическую неприкосновенность, он имеет право оскорблять женщин, пытаться их насиловать?», — спросила писательница, которая также подчеркнула, что, если бы Стросс-Кан был невинен, ему не нужно было бы апеллировать к дипломатической неприкосновенности.

Три папы в свидетельстве после группового изнасилования

Власти Индии инициировали расследование случая регистрации трёх отцов в свидетельстве о рождении ребёнка, родившегося у матери, ставшей жертвой группового изнасилования. Все три «папы» — подозреваемые в преступлении.

Дело всплыло на свет благодаря шумихе в нескольких местных средствах массовой информации, а случилось всё в регионе Диндори, в центре Индии, когда свидетельство о рождении семилетнего ребёнка было предъявлено в школе при записи в первый класс.

Глава района, узнавший об этом случае, сказал: «Это очень странное, неприемлемое дело, одно на миллион. Но когда мы получили сведения об официальной регистрации, мы начали расследование для определения ответственных за него».

Мать ребёнка была изнасилована тремя мужчинами в селении Нигвани, когда ей было всего 15 лет, но скрывала это от своей семьи, пока беременность не стала видимой.

«В 2004 году мы открыли дело, когда девушка была на седьмом месяце беременности. Насильниками были названы Малле Сингх, Ом Пракаш и Басант Дас», — пояснил суперинтендант полиции Диндори, Пурушотам Шарма.

Как сказала газета «TheIndianExpress», жертва изнасилования работала на первого из них, кроме того, полиция не смогла продолжить следствие из-за того, что девушка забрала своё заявление потому, что её семья не хотела подвергаться «ещё большему позору».

Когда ребёнок родился, местный совет внёс в документы о рождении имена трёх обвиняемых, после того, как бабушка малыша сказала, что, в конечном счёте, один из них всё-таки отец ребёнка!

Сейчас матери 23 года, и она остаётся одиночкой. Полиция сомневается, что она хочет проводить ДНК-тест для того, чтобы узнать, кто же приходится настоящим отцом её ребёнку.

Стросс-Кан встретится лицом к лицу с Тристан Банон

Прокуратура Парижа организовала очную ставку между бывшим управляющим директором МВФ Домиником Стросс-Каном и обвинившей его в попытке изнасилования в 2003 году журналисткой и писательницей Тристан Банон в рамках следствия, начатого в июле этого года.

Как сообщила телевизионная сеть LCI, 62-летний Стросс-Кан и 32-летняя Банон в ближайшие дни встретятся в парижской уголовной полиции. Писательница уже сказала, что думала встретиться со своим бывшим агрессором на очной ставке.

«Меня спрашивали, соглашусь ли я на очную ставку и, конечно, я ответила, что да. Я хочу, чтобы он сел напротив меня и сказал мне, глядя в глаза, что всё это фантазия», — сказала она телеканалу RTL. В пятницу и адвокаты Стросс-Кана дали знать следователям, что их клиент «находится к их распоряжению».

Политик-социалист, на которого Банон подала в суд, в прошлое воскресенье ещё раз заявил, что никогда не пытался изнасиловать её. Согласно показаниям журналистки, Стросс-Кан набросился на неё во время интервью и попытался сорвать одежду, и она была вынуждена защищаться ударяя его кулаком, в то время как по версии Стросс-Кана, он пытался поцеловать её.

Банон повторила, что получила свидетельства и поддержку женщин, ставших жертвами Стросс-Кана. «Они сказали мне, что были принуждены Стросс-Каном и знают, что я говорю правду», — пояснила она. Однако журналистка отказалась сообщить их имена «потому что они не хотят, чтобы их знали». «Я думаю, что, если в конце концов это дело попадёт судье первой инстанции, а затем в трибунал, это будет важно», — добавила она, сказав, что видя, как команда Стросс-Кана развязала войну в прессе, злословя по её поводу, она понимает, почему этим женщинам не хочется подавать жалобу.

Сейчас есть несколько вариантов развития дела – отправление его в архив или судье первой инстанции. Либо факт попытки изнасилования будет признан. Срок давности по этому преступлению – десять лет, то есть истекает в 2013 году. Если же его квалифицируют как сексуальную агрессия, этот период сокращается до трёх лет.

Стросс-Кан вернулся во Францию в сентябре и попросил прощения по телевидению за «моральную ошибку», говоря о сексуальных отношениях со служащей нью-йоркского отеля, в котором он останавливался в мае.

Горничная «Софителя» в лицо обвиняет Стросс-Кана

Горничная «Софителя» в лицо обвиняет Стросс-Кана.

Нафиссату Диалло, горничная нью-йоркского отеля «Софитель», подавшая в суд на президента Международного Валютного Фонда Доминика Стросс-Кана за сексуальные преступления, наконец выступила с откровенным интервью, которое опубликовал в последнем номере американский еженедельник «Newsweek».

Диалло, 32 лет, рождённая в Гвинее, уверила, что данные ею через несколько часов после случившегося показания не менялись и что данные экспертизы – на её стороне…

Она утверждает, что сказала: «Здравствуйте, служба уборки» сразу, как только открыла дверь в апартаменты 2806. Войдя, она увидела голого мужчину и сказала: «О Господи, простите», и попыталась покинуть комнату.

По её словам, ответом DSK было: «Тебе не за что извиняться. Ты красотка…».  Диалло уверила, что, когда поняла его намерения, ответила по-французски: «Месье, я не хочу потерять работу». По её словам, Стросс-Кан силой закрыл дверь и не дал ей другой возможности, кроме как пройти внутрь: «Он энергично толкал меня на кровать и схватил меня с такой силой на уровне половых органов, что у меня всё ещё было красное, когда меня осматривали в госпитале».

«Я пыталась защититься, отталкивая его, и пыталась напугать его, говоря, что моя начальница идёт сюда», — вспоминает она. «Я несколько раз повторила ему, что не хочу потерять работу».

Горничная уверяет, что в течение нескольких минут борьбы Стросс-Кану удалось поставить её на колени на пол, он сдавил ей шею и сунул…: «Соси мне … Не могу повторить, что он сказал!» В своём первом заявлении она сказала, что почувствовала что-то «мокрое и горькое» во рту, что выплюнула на пол до того, как убежать.

Диалло уверила, что встреча продлилась не более 15 минут и что, выбежав, растерянная, попыталась забрать тележку, с которой обычно убирает номера, из апартаментов 2820. «Когда я вышла, он уже был одет и выходил из отеля, не знаю, как он мог одеться так быстро».

Горничная описывается журналом как высокая, со спокойной внешностью, не особо привлекательная, со следами на лице после подростковых прыщей. Она покинула Гвинею в 2003 году и поменяла несколько работ в Бронксе, прежде чем была принята в службу уборки номеров «Софителя», несмотря на то, что не может ни читать, ни писать (ни по-французски, ни по-английски).

До этого момента она была вне доступа прессы, благодаря американскому закону о защите свидетелей. Её решение встретиться лицом к лицу с журналистами было принято почти через три недели после того, как прокурор, ведущий дело, снял домашний арест с DSK и пригрозил снять все обвинения из-за противоречивых показаний жертвы и её попыток обмануть власти в прошлом.

DSK уверяет, что это был секс по взаимному согласию. Французский политик заявил, что ему мстят после последних заявлений прокурора. Он провёл выходные в пригороде Нью-Йорка со своей супругой, журналисткой Анн Синклер.

Мать Тристан Банон рассказала о связи со Стросс-Каном

«В постели Стросс-Канн ведёт себя с казарменной непристойностью». Так заявила Анн Мосуре, мать журналистки Тристан Банон, выдвинувшей против DSK обвинения в попытке изнасилования. Анн признала, что имела связь со Стросс-Каном в 2000 году, о которой не знал никто, в том числе её дочь. «Только этого не хватало во всей этой истории вокруг бывшего исполнительного директора Международного Валютного Фонда!», — раздаётся изо всех средств массовой информации. Даже для падкой на сенсации прессы это уж слишком сладкий кусок – тремя годами позднее связи с матерью, в 2003, Стросс-Кан приставал к дочери своей любовницы.

Слова Анн стали известны широкой публике благодаря «утечке» информации следствия, предпринятого Бригадой наказания за клевету против частных лиц (BRDP). Целью этого расследования является определить до суда, стоит ли передавать выдвинутое Банон и её адвокатом обвинение против Стросс-Кана в попытке изнасилования, которое «тянет» на 10 лет тюрьмы, в суд. Или же это была «простая сексуальная агрессия» — преступление, не предполагающее судебного преследования.

Как пишет пресса, необычные отношения между однопартийцами не повлияют на решение прокурора, но, несомненно, дадут пищу для разговоров на ближайший период времени и повлияют на общественное мнение. И не только они, но и опубликованные вместе с ними в газете «L’Express» детали из свидетельских показаний Мосуре – вице-президента регионального совета социалистической партии провинции L’Eure.

Как написала газета, допрос матери Тристан Банон в BRDP длился 6 часов, целью его было подтверждение слов дочери, о том, как восемь лет назад DSK говорил с Тристан во время интервью, которое он назначил в апартаментах, очень напоминающих «холостяцкую квартиру» женатого человека. Как он пытался овладеть ею. И как, когда двадцатилетняя девушка пришла спросить её, что делать, она отсоветовала подавать жалобу на своего товарища по соцпартии, проконсультировавшись с некоторыми руководителями и членами партии, чьи имена она назвала следователям.

До этого момента всё было предсказуемо. Но, чего никто не мог ожидать, ветеран руководства социалистов раскрыла, что сама поддерживала со Стросс-Каном сексуальные отношения, «добровольные, но грубые», в кабинете парижской штаб-квартиры Организации Кооперации и Экономического развития – международной организации, в которой он тогда был специальным советником.

Анн Мосуре, рождённая в Тегеране дочь иранца и бельгийки, получила французское гражданство в 21 год, будучи студенткой факультета политических наук. Делала картеру в мире моды, работая руководителем пресс-центра в доме «Givenchy», затем создала собственную компанию по коммуникациям, которую позднее покинула, посвятив себя политике, с 2001 года занимала должности регионального уровня. Три раза была замужем, имеет трёх детей и славу доминирующей матери, не сильно близкой к детям.

С DSK Анн познакомилась, будучи в партии. Кроме того, она была одной из лучших подруг его второй жены Бриджит Гильметт. Столь близкой, что Бриджит стала крёстной матерью её дочери Тристан. Они познакомились, когда бывший глава МВФ был профессором экономики, носил бороду, с которой по молодости лет выглядел весьма импозантно.

В 2000 году Стросс-Кан временно занимал небольшую должность в упомянутой выше Организации Кооперации и Экономического развития. Хорошо оплачиваемую и с международными связями. Где-то в это время произошли три процесса, стоившие в 1999 году поста  министру экономики Франции.

Здесь, в одном из кабинетов и «взяло своё» взаимное чувство Анн и Доминика. Как сказала Мосуре на допросе, DSK вёл себя в постели как грабитель, не пытающийся доставить удовольствие партнёрше, а только взять, получить самому, а также был «по-казарменному непристойным». Каждая из недолгих встреч соратников была «больше животная, чем приятная», и мадам не захотела продолжения. Она перевернула страницу, о которой и думать не думала, что придётся вспомнить.

Как написала «L’Express», через несколько лет, когда Тристан Банон рассказала матери о предполагаемой попытке изнасилования со стороны Стросс-Кана, Мосуре позвонила Бриджит, как близкой подруге, и рассказала, что произошло. Та ответила, что знала, что её бывший имел внебрачные связи со своими студентками, но никогда не думала, что он зайдёт так далеко. Кажется, поговорив с подругой, Бриджит перезвонила бывшему, который ответил ей: «Я не знаю, что со мной произошло. Я имел отношения с матерью и сошёл с ума, когда увидел дочь».

До сей поры Мосуре не говорила с дочерью об этом своём приключении с  DSK. Она решила рассказать об этом сейчас для того, чтобы все однопартийцы экс-патрона МВФ знали правду об этой стороне его личности. Кроме того, вице президент регионального совета настойчиво повторила, что первый секретарь социалистической партии Франсуа Оланд был в курсе всего произошедшего. Как было написано в «LeFigaro», Оланд собирается заявить о себе в сентябре в рамках первого этапа президентских выборов, незадолго до того, как первый этап будет закрыт.

Бригада по наказаниям за клевету беседовала с Бриджит Гильметт и её дочерью Камиллой – большой подругой Тристан, которые 15 июля опровергли слова Мосуре и Банон. «L’Express» процитировала их заявление по выходу с допроса: «Всё, что они рассказывают – ложь, об этом мы и сказали следователям». Кажется, дело вокруг DSK превратится в семейные разборки французских политиков.

Скандал со Стросс-Каном разгорается вновь

Новый виток скандала вокруг бывшего директора МВФ: французская журналистка, обвинявшая Доминика Стросс-Кана в попытке изнасилования, собирается подать в суд.

Как раз в тот момент, когда соратники по партии Доминика Стросс-Кана (или DSK, как сокращают его имя Dominique Strauss-Kahn во Франции) поздравляют его со скорым освобождением из-под нью-йоркского ареста ввиду того, что следствие потеряло доверие к показаниям жертвы… Когда некоторые, как флаг, подняли теорию о заговоре против бывшего директора МВФ… Когда его сторонники, которых немало, стали требовать от французской, а особенно – североамериканской прессы взять обратно все их тяжкие обвинения, излившиеся на голову невиновного французского политика… именно тогда из тени вышла ещё одна предполагаемая жертва, решившая, что DSK не должен выйти сухим из воды.

Как написала «L’Express.fr» французская журналистка и писательница Тристан Банон решила выдвинуть обвинение в попытке изнасилования против того, кто всеми симпатизирующими социалистам рассматривается как фаворит на президентских выборах 2012 года. В опубликованном еженедельником заявлении, адвокат журналистки Давид Кубби заявил, что во вторник отправит официальную жалобу в суд.

«Мы с моей клиенткой приняли решение до событий 1 июля [день, когда судья Манхэттена обнародовал постановление об условном освобождении Стросс-Кана], если быть точным — в середине июня», — сказал адвокат журналистам агентства AFP. «Мне потребовалось некоторое время, потому что я не хотел стать инструментом в руках американского правосудия. Я не хочу (…) чтобы заявление моей клиентки связывалось с делом Нафиссату Диалло [горничной, обвинившей  DSK в сексуальной агрессии и попытке изнасилования]», — заверил общественность Кубби.

После неожиданного виража, который совершило дело номера 2806 нью-йоркского «Софителя», обвинения, выдвинутые Банон, очень заинтересуют и адвокатов Нафиссату, и прокурора Нью-Йорка.

Французские адвокаты Стросс-Кана пригрозили адвокату журналистки встречным иском за клевету. Как говорится в их заявлении, DSK знал о намерении госпожи Тристан Банон представить жалобу против него. Действия, которые она инкриминируют их подзащитному, являются плодом её воображения, поэтому они заняты написанием встречного обвинения против Банон – в клевете.

Напомним, журналистка и писательница Тристан Банон, дочь ветерана руководства французской социалистической партии Анны Мансуре, 15 мая – на следующий после задержания Стросс-Кана на Манхэттене день, решила открыть имя политика, который в 2002 году сексуально домогался её во время интервью: Доминик Стросс-Кан! Девушка говорила об этом ещё в 2007 году, в телевизионном журнале 93 Faubourg Saint Honoré канала Paris Première. Тогда имя не было названо.

По её рассказу, когда ей было 23 года, Банон пришла брать интервью у известного политика в его парижской квартире, которая оказалась «квартирой холостяка». «Я включила диктофон, чтобы начать как можно раньше. Он попросил меня взять его за руку, потому что то, что он должен был поведать мне, было очень личным. После руки пошло объятие, потом немного больше, пока я не сказала ему остановится… Всё закончилось очень грубо. Мы боролись на полу, я надавала ему пощёчин и пинков, а он порвал мой бюстгальтер и пытался стащить с меня джинсы», — говорила она в выпуске тележурнала.

Тристан Банон предпочла не называть тогда имя агрессора, потому что «не хотела быть девушкой, которая имела проблемы с политиком», разъяснила она свою позицию, уже сейчас, интернет-порталу  Agoravox. Кажется, Стросс-Кан был отцом её лучшей подруги и бывшим мужем её крёстной матери. Обвинять его было немного неуместно. Мать Банон, Анна Мансуре, месяц назад сказала сайту Rue89: «Я говорила об этом с Домиником, и он мне сказал, что тогда пробки перегорели».

После задержания бывшего главы МВФ в Нью-Йорке, Банон не хотела жаловаться, дабы её случай не шёл вместе с американским делом.

В это воскресенье Мансуре заявила газете «The New York Times», что испытала отвращение от ликования многих французских социалистов по поводу появления сомнений в американском деле, пошатнувшемся из-за потери доверия к показаниям служащей отеля, подавшей заявление в суд.

Дело против Стросс-Кана на грани развала

Дело против Стросс-Кана на грани развала, он сам на свободе, без залога.

Дело против бывшего директора Международного Валютного Фонда (МВФ) Доминика Стросс-Кана находится на грани развала из-за серьёзных пробелов в показаниях пострадавшей, как проинформировали газету «The New York Times» два служащих сил правопорядка, владеющие деталями следствия.

Хотя судебная экспертиза не оставила сомнений в том, что встреча французского политика и горничной нью-йоркского отеля «Софитель» носила сексуальный характер, обвинение не слишком доверяет показаниям женщины относительно обстоятельств произошедшего и относительно её собственной жизни.

Один из двух чиновников уверил, что с самого момента возникновения заявления 14 мая предполагаемая жертва, по происхождению  жительница Гвинеи, неоднократно лгала. Кажется, существуют сомнения относительно её запроса о предоставлении убежища, а также есть подозрения в соучастии в преступной деятельности, и не какой-нибудь, а в незаконном обороте наркотиков и отмывании денег.

В четверг на этой неделе состоялась встреча обвинения с защитой обвиняемого, где прояснялись подробности находок относительно её личности. Стороны обсуждали возможность снятия обвинений по тяжким преступлениям, и в пятницу суд Нью-Йорка объявил о возврате Стросс-Кану шести миллионов долларов залога и освобождении из-под домашнего ареста.

Тем не менее, дело не закрыто и бывший директор МВФ должен явиться в суд 18 июля, по этой же причине ему не вернули документы – чтобы не улетел в Париж. Стросс-Кан кстати поспешил поблагодарить судью, а уже после услышал, что дело не закрыто и «нет никакой необходимости торопиться с оглашением вердикта».

На заседании в пятницу, результатом которого стало указанное выше решение, обвинение признало, что имеет определённые сомнения относительно доверия к подавшей жалобу Нафиссату Диалло. Прокуроры заявили, что не будут против того, чтобы французского политика освободили под честное слово. В письме, направленном адвокатам Стросс-Кана и судье Майклу Джей. Обусу, они признали, что существуют некоторые несовпадения в рассказе женщины, она призналась, что обманула при подаче прошения об убежище, а также когда сказала, что явилась жертвой группового изнасилования в своей стране.

Как написала «The New York Times», которая предсказывала освобождение Стросс-Кана ещё до заседания, женщина солгала о своём доходе, чтобы получить дом, в котором она живёт в Нью-Йорке, и задекларировала в составе семьи, вместе с собственной дочерью, сына знакомого, чтобы получить снижение налогов.

Кроме этого, она изменила показания относительно произошедшего в номере. Вначале она говорила, что после нападения она ожидала в прихожей, пока бывший директор МВФ уйдёт,  теперь признала, что убрала следующую спальню и после этого громко заявила о случившемся, до того, как оповестить об этом своего начальника.

Адвокат женщины, со своей стороны, обвинил прокуратуру Нью-Йорка в том, что они отвернулись от жертвы изнасилования, хотя и признал расхождения в прошении об убежище и другие «ошибки», найденный прокурорами. Он заявил, что всё найденное не говорит о том, что она не стала жертвой изнасилования, и напомнил, что она представила раны и есть другие доказательства сексуальной агрессии против неё. Он подчеркнул, что Диалло не изменила ни слова в своём рассказе о случившемся и её «обман» касается только окружающих происшествие событий.

Со своей стороны, адвокаты Стросс-Кана удовлетворены решениями суда и признаниями прокуратуры. Более того, Бенжамин Брахман настаивает, что доказательства вины его подзащитного, предъявленные обвинением, «явно фальшивы» и заявил, что хочет посмотреть, «что скажет правосудие в этом случае».

Ну, и наконец, известие об освобождении Стросс-Кана было встречено вздохом облегчения во Франции. Представитель Социалистической Партии, от которой Стросс-Кан собирался участвовать в президентских выборах 2012 года, сказал: «Мы выучили урок этого случая:  лучший советчик не срочность, а справедливость».

Load More