All posts tagged фрг

«Коммунистический диснейленд»

Берлин быстро среагировал на волну туристов, ежегодно прибывающих в его аэропорты. Их число в 2011 году впервые превысило 10 миллионов. Как грибы вырастают отели и достопримечательности для туристов, хотя иногда это вызывает болезненную реакцию. «Для нас, жертв, это безвкусный цирк», — сказал, разглядывая продающиеся здесь в изобилии коммунистические символы, 71-летний механик Манфред Леманн  на открытии музея «Штази». «Я был брошен в тюрьму за противостояние диктатуре, как, вы думаете, я чувствую себя в этом спектакле, опошляющем мои страдания и страдания моей семьи?», — спрашивает он.

В бывшей главной тюрьме «Штази», новый музей предлагает публике «образ действий» — «модус операнди», секретных служб ГДР. При входе в здание стоит бюст Карла Маркса, который встречает посетителей, не предупреждая о грязном мире шпионажа, манипуляций и репрессий, которыми управляли из-за этих дверей. 15 января 1990 года в эту тюрьму, в столичном квартале Лихтенберг, ворвалась разъярённая толпа. Были изъяты миллионы документов и часть имущества, так называемого, «Дома 1», что сделало возможным сохранение того, что сейчас восстановлено и выставлено в своём первозданном виде.

Однако в то время как «аттракцион» стал поводом для развлечения иностранных туристов, для многих восточных немцев и жертв той системы он стал оскорблением. Центром экспозиции является полностью отреставрированный кабинет Эриха Мелке, возглавлявшего аппарат полиции и разведки Германской Демократической Республики с 1957 по 1989 год, обладавшего практически абсолютной властью и считавшего врагом всякого, имевшего отличное мнение.

«Всё превратили в Диснейленд», — жалуется Леманн, который не может забыть число смертных казней, подписанных за этим столом, являющимся сейчас сердцем выставки, вместе с большим телевизором марки Philips, недоступным тогда для обычных граждан, по которому Мелке смотрел западное телевидение, тоже запретное для народа. «Как в музеях не выставляют стол Гитлера, это не должно стать туристическим объектом. Не продаются же в качестве сувениров свастики. Это полностью неприемлемо», — настаивает Леманн.

Владельцы нового музея считают, однако, что сохранили «соответствующее равновесие и исторический взгляд», как сказал об этом министр внутренних дел Брандебурга. «В прошлом, в 90 годы, была настоящая ностальгия по старым временам, но думаю, что сейчас мы это преодолели. Есть широкое признание того, что ГДР была диктатурой, как и то, что Восточная Германия имела свои странные стороны и это хорошо, что мы сохранили настоящую часть тех лет», — объясняет он.

Архивы «Штази» были открыты для публики 15 января 1992 года, они показали насколько глубоко сеть шпионов и информаторов была внедрена внутри населения. Империя Мелке опиралась на 90 000 штатных сотрудников и 200 000 неофициальных информаторов, которые должны были следить за друзьями и соседями. Более 1,8 миллионов пострадавших представили в органы власти запросы с требованием сообщить имя доносчика.

Реставрация здания обошлась в 11 миллионов евро, окупить эту сумму надеются в ближайшие несколько лет. Более 6000 человек посетило новый музей в первые два дня после открытия, а привлекательность Берлина гарантирует непрерывность потока европейских туристов, которые с удовольствием покупают сувениры с серпом и молотом.

Послевоенная Германия защищала изобретателя газовых камер

Вследствие рассекречивания ряда документов немецкой разведки (BND), относящихся к послевоенным десятилетиям, появились документальные подтверждения тому, что Германия Конрада Аденауэра продолжала поддерживать высокопоставленных нацистов, скрывавшихся в Южной Америке. Она предоставляла им необходимое прикрытие, вплоть до оплаты из государственной казны роскошных резиденций и беззаботной жизни.

Последний из доказанных случаев, возмутивший общественное мнение, связан с Вальтером Рауфом, официальным нацистом и главой технического департамента СС, который был идеологом метода уничтожения евреев в газовых камерах и был задержан 30 апреля 1945 года американскими солдатами. Признанный виновным смерти полумиллиона евреев в Аушвице, он был отправлен в тюрьму, но загадочным образом через два года ему удалось бежать в Перу, Аргентину и, наконец, в Чили, куда он прибыл со своей семьёй в 1958 году.

Бодо Экельхаммер, директор следовательской группы, анализирующей секретные архивы BND, нашёл документы, подтверждающие, что между 1958 и 1962 годами, Рауф находился на службе разведки ФРГ, и получил за это от немецкого правительства более 70 000 немецких марок, кроме дополнительных выплат, таких как 2000 марок, что эквивалентно нынешней тысяче евро, назначением «за поездку на Кубу».

Документация по Рауфу, к которой Экельхаммер получил доступ впервые, включает 900 страниц и идентифицирует бывшего высокопоставленного эсесовца как «Энрико Гомеза». Именно под этим именем он жил в чилийской столице. Он был аккредитован как экспортёр в предприятии-прикрытии «Голдманн», занимающимся импортными операциями, и находился в постоянном контакте с агентом BND по контролю Вильгельмом Бейснером, скрывавшимся под кличкой «Бертрам» — старым своим другом по нацистским временам.

Когда охотники за нацистами нашли Рауфа в Сантьяго де Чили,  они возбудили юридический процесс, необходимый для его экстрадиции в Германию. Симон Визенталь лично говорил с Сальвадором Альенде для разрешения этого вопроса, но чилийский Верховный Суд отказал в высылке и, более того, так и оставил Рауфу зарплату немецкого служащего. Изобретатель газовой камеры смог закончить свои дни спокойно, посвятив себя коммерции и животноводству. Умер он 14 мая 1984 года от сердечного приступа в одном из своих домов в окружении потомства.