Геннадий Семигин и «случай Прохорова»: социальная справедливость и экономическое развитие

Геннадий Семигин и «случай Прохорова»: социальная справедливость и экономическое развитие

Во время предвыборной кампании в Госдуму, а потом и во время президентской — произошло небольшое событие, которое не было многими осмыслено, но на самом деле крайне значимо для российского общества. В лице Михаила Прохорова на политическую сцену вышел олигарх, который получил свое богатство на основе ельцинской приватизации, а при Путине сумел это богатство сохранить и преумножить. Голосование за него в крупных городах показывает, что лидеры с таким прошлым многим кажутся нормальными и даже желанными. Само по себе это не означает ничего. Но важно понять, что происходит с отношением к незаконной приватизации, которая так нередко оцениваться даже непосредственными участниками тех событий. Не менее важно, как формируется отношение к природной ренте, значительная часть которой на данный момент оседает в карманах старых и новых миллионеров (не зря же Россия стала одной из лидирующих в мире стран по количеству богачей).

В этом отношении интересна позиция Геннадия Семигина, который с самого образования политической партии «Патриоты России» отстаивал мысль о том, что богатства от ренты должны служить гражданам России, а не оседать в карманах немногих. Данная позиция интереснее, чем, например, у КПРФ, поскольку она связана не с реставрационными мечтами, а с проектом новой экономики и нового общества для страны. Проект данный предполагает, что в стране будет нормальная экономика, в которой частная собственность станет нормальным явлением и будет работать на благо всех, как это и происходит во многих странах. То есть очевидно, что критика нынешней формы присвоения ренты основывается на новых и более концептуальных основаниях, чем у КПРФ. Если присмотреться к этой критике, то она кажется крайне оправданной. Высокое «налоговое бремя» есть во многих странах с развитым добывающим сектором в экономике. В России пока все совсем не так. У этого есть свои причины, которые могут не всех радовать, но с ними не справиться одним махом; есть и последствие, которые тоже радуют далеко не всех.

Из причин нужно назвать принципиальную. Высокие доходы добывающего сектора во много оправдываются тем, что деньги им нужны на модернизацию производства. Добывать нужно много, потому что от этого зависит доход всей страны. А если налоги вырастут, то вкладывать в страну будет не так выгодно — и деньги пойдут в другие страны. Решение здесь, конечно, есть. Решения были четко обозначены Геннадием Семигиным, который давно говорит о том, что экономику нужно развивать так, чтобы не было зависимости от добычи углеводородов. Таким образом, развитие других отраслей и само по себе полезно, и позволит снизить аппетиты углеводородных кардиналов. Кроме того, развитие различных сфер экономики позволит зарабатывать не паре-тройке регионов, а всей стране. Мировой опыт показывает, что для добычи полезных ископаемых не нужно множество людей. А людей в России, к счастью, пока много и всем им нужна работа, все они должны жить достойно. И это тоже один из столпов для обустройства будущей России по словам Геннадия Семигина. Нужно отметить, что человеческое измерение экономической политики — это одна из крайне сильных сторон программы «Патриотов России». Едва ли у какой-то другой политической силы есть такое сильное понимание социальной роли экономических процессов. Все понимают, что производить нужно, и нужно делать так, чтобы все общество получало от этого преимущества, но справедливость, счастье и достоинство едва ли звучат так остро в выступления представителей других партий. И это очень грустно и очень неправильно.

Как показали гражданские протесты часть граждан стала понимать, что политические реформы влияют на их жизнь. Они и раньше это видели, но сейчас смогли прочувствовать. И теперь те, кто за или против власти, думают о политических реформах в иных терминах, появились новые измерения. Если бы многие также научились думать об экономической политике как о том, что лично для них, то мы могли бы получить новое качество обсуждения этих вопросов в стране, а значит и более обдуманные, более обоснованные экономические программы. Геннадий Семигин давно говорит о том, что такое планирование и обсуждение необходимо. И много для этого делает. Перевод экономической политики в человеческое измерение — важный шаг в этом направлении, который, может, не всеми замечен, но так или иначе в процессе укоренения этой идей, всем придется действовать по-другому.

Что же можно сказать о Геннадии Семигине и «случае Прохорова»? Нужно отметить, что позиция «патриота» Семигина выглядит более обоснованной и перспективной для строительства гражданского общества, чем то, что предлагал либерал Прохоров. Получается немного парадоксально, но, как нам кажется, для развития политической системы не всегда нужны прямые выпады в сторону того или иного противника или идей. Часто полезнее подготовить условия для того, чтобы люди могли сами начинать понимать свои интересы, свои стремления, чтобы они могли своим разумом прийти к тому, что они — патриоты.

Comments are closed.