Ирак, Афганистан… Иран?

Микель Аестаран, «АВС» (Испания), 08.01.2012.

Соединённые Штаты закрыли иракскую главу и находятся в разгаре вывода военных из Афганистана.

Это самая освещаемая война за последние тридцать лет. Соединённые Штаты закрыли иракскую главу и находятся в разгаре процесса военного выхода из Афганистана. С 2001 года потеряно 6000 человек в регионе конфликтов, которые подошли к границам исторического врага — Ирана, который они обвиняют в том, что он является значительной причиной неудач. Исламский режим сыграл свои карты в обоих конфликтах, в то время, пока развивал ядерную программу местного значения, гражданское назначение которой не убедило Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ), из-за чего, как повторил Барак Обама «все возможности выложены на стол для обсуждения». Американское политическое наследие в зоне демонстрирует сектантскую демократию, со множеством возможностей разделить Ирак между суннитами, шиитами и курдами. В ближайшие несколько месяцев Багдад должен прояснить свои новые отношения с США. До настоящего момента, 700 солдат оставлены для продолжения исполнения задачи обучения. Добыча нефти начала расти, хотя ещё очень далека до ежедневных двенадцати миллионов баррелей, запланированных министерством нефти на 2017 год. Страна зависит от поступлений за «чёрное золото» для движения вперёд, но даже больше зависит от единства правящего класса, неспособного поставить национальные интересы впереди интересов каждой из групп.

В афганской клептократии не очень хорошо известно – кто есть кто. Черта, отделяющая правящий класс от (с каждым разом всё более широких) рядов повстанцев, где смешаны полевые командиры, талибы и наркотрафиканты, день ото дня всё менее различима. Кабул враждебно смотрит на произошедшее в Ираке и помнит о 2014 годе. Миссия НАТО говорит «до свидания» и собирается завершить передачу [афганским вооружённым силам] задачу обеспечения безопасности. В июле Токио примет новую конференцию стран-доноров и Хамид Карзай, после получения в Бонне обещания о помощи до 2024 года, кажется, расположен переделать конституцию, чтобы опять участвовать в выборах.

А из центра доски, Тегеран играет на международной арене свою партию, сознавая, что сейчас, более чем когда-либо, находится под прицелом. В то же время, он пытается задушить внутренние страсти, спровоцированные президентскими выборами 2009 года. Кандидат, выбранный режимом, Махмуд Ахмадинежад, стал неудобной персоной для религиозной верхушки. Результаты этой внутренней борьбы будут известны на весенних парламентских выборах. Более, чем атаки или внешние угрозы, это внутреннее разделение является основной проблемой для существования режима, который является главным покровителем шиитской оси: Тегеран – Багдад – Дамаск – Бейрут, дороги в средиземноморье и к израильским границам.

Comments are closed.