Немецкие политики и пятнадцатилетние

Немецкие политики, чрезвычайно увлекшиеся потенциальными пропагандистскими возможностями социальных сетей, столкнулись с неожиданным и неизбежным врагом: пятнадцатилетними. Депутат от Нижней Саксонии Франк Миндерманн только что представил прошение об отставке из-за «неуместных контактов в Facebook».

После молниеносной отставки подававшего надежды христианского демократа от Шлезвиг-Гольштейна Кристиана фон Боеттишера, который в свои 40 лет прошлым летом пустил под откос многообещающую политическую карьеру из-за связи с несовершеннолетней, с которой встретился в Twitter, теперь Миндерманн должен ответить за свои проступки. Он — также христо-демократ — уверяет, что не знал о возрасте девочки, которая стала задавать ему вопросы о политике в Facebook и которая постепенно подняла температуру общения.

Во время чата Миндерман интересовался девушкой и задавал ей вопросы о друзьях, и о том, что на ней надето… Когда мать пятнадцатилетней девушки просмотрела профиль дочери в Facebook, она пришла в ярость и явилась в офис партии. Тогда ХДС решила «удалить заразу хирургически» и потребовать отставки своего политика.

Как объяснил глава парламентской группы ХДС Бьёрн Тумлер: «Миндерманн позволил себе вопросы, неприемлемые для социальной сети».

История началась в конце ноября и длилась всего несколько дней, пока не оказалась раскрытой матерью девочки, которая явилась к коллегам Миндерманна, распечатав достаточное число копий, чтобы вся парламентская группа могла лично прочитать, о чём тот говорил с подростком. «Что на тебе надето?» или «У тебя есть жених?» — вот только два вопроса, сформулированные 44-летним политиком, обозначившие финал его политической карьеры.

ХДС объявила, сдержанно и без углубления в причины, что Миндерманн не будет представлен на будущих региональных выборах 2013 года. Но сам депутат, который, кажется, чувствует себя пойманным в ловушку, лично раструбил о причинах в длинном письме с объяснениями, опубликованном в том же «чате» в Facebook. «Никто не сможет доказать, что я знал о возрасте моей собеседницы», — написал он после того, как объяснил, что не считает «отягчающим обстоятельством» поддержание подобного рода общения.

Comments are closed.