Каддафи скрывался в брошенных домах в Сирте

Свергнутый ливийский лидер Муаммар Каддафи, скрываясь в брошенных сиртских домах, вынужден был рыться в мусоре, чтобы найти пропитание, рассказал глава личной охраны полковника, остававшийся с ним до последних часов жизни.

«Он был очень озабочен и действовал, как скиталец, возможно, из-за того, что испытывал страх», — сказал в опубликованном американской сетью CNN интервью Мансур Даоу.

Бывший охранник заявил, что Каддафи отчаянно хотел попасть в местечко, где он родился – Хареф, в 20 километрах к западу от Сирта, что сам Даоу рассматривал как самоубийство. «Он хотел в свою деревню, пожалуй, потому, что хотел умереть там или провести там последние часы жизни».

В завершение, после налёта авиации НАТО, атаковавшей его караван, Каддафи попытался пешком убежать через трубы отвода сточных вод, но был схвачен и затем погиб в очень неясных обстоятельствах.

Даоу ожидает суда в центре содержания арестованных в Мисрате. Среди прочего, он обвиняется в бойне в тюрьме Абу Салим в 1996 году и наборе африканских наёмников во время начавшейся в феврале и окончившейся в октябре гражданской войны, хотя сам он заявляет о своей невиновности.

По информации CNN, во время хаотичного бегства из Сирта, Даоу ехал в одной машине с бывшим главой страны. Каддафи выехал из Триполи в направлении Сирта 18 августа, через два дня после того, как мятежники вошли в город.

22 августа Даоу переехал в ещё один из последних бастионов павшего режима – Бани Валид вместе с сыном полковника Саифом аль Каддафи и бывшим главой разведки Абдулой аль Сенусси. Они оставались там четыре дня, а затем воссоединились с Каддафи в Сирте.

В родном городе полковника условия их жизни были осложнены тем, что повстанцы заняли многие части города. Каждые три-четыре дня он переезжал из одного брошенного дома в другой, питаясь тем немногим, что мог найти и под конец, не имея ни электричества, ни воды, ни связи с внешним миром.  «Наша жизнь поменялась на 180 градусов», — сказал он.

В последние дни Каддафи писал и читал книги, которые носил в своих сумках, но его поведение, по словам охранника, с каждым разом становилось всё более непредсказуемым.

Когда силы Национального Переходного Совета окружили Сирт, Даоу и другие сопровождавшие бывшего лидера лица поняли, что, если не уйти сейчас, потом это станет невозможным.

Но сам Каддафи отказывался бежать; до 20 октября, когда он и его сын Мутассим решили перебираться в Хареф. К этому моменту из 350 их осталось около 200 человек, и это число каждый день уменьшалось —  из-за смертей и ран и из-за бегства некоторых из города со своими семьями.

Бывший охранник описал эту группу, как потерявших дисциплину гражданских лиц,  которыми управлял Мутассим. По словам Даоу, у них не было никакого плана ни борьбы, ни бегства. Караван Каддафи, состоящий из 40 автомобилей, выдвинулся в Хареф перед рассветом, когда была выше вероятность того, что повстанцы спят. И всё же самолёты НАТО разбомбили одну из машин, что вызвало открытие «airbag»-ов в машине полковника, в результате чего он получил лёгкие ранения.

Когда они попытались бежать, по ним стреляли силы повстанцев, а затем продолжился обстрел с самолётов НАТО. «Тогда мы пережили наибольшие потери, большинство машин были разбиты (…) Кто-то потерял руку, другие – ногу, кто-то погиб. Это было ужасно», — рассказал Даоу.

Во время бегства враги открыли огонь и затем окружили трубы водоотвода, где пытались спрятаться Каддафи и его сторонники. В этот момент Даоу получил удар шрапнелью в спину и не знает, как погиб Каддафи.

По его мнению, смерть свергнутого лидера исключает возможность сопротивления силам Переходного Совета со стороны лояльных Каддафи сил. «Режим и любая власть, которая могла быть, исчезли с Каддафи», — заключил он.

По поводу бывшего главы государства, Даоу сказал, что «у каждого своё мнение; кто-то видит его диктатором, убивавшим свой собственный народ, другие думают противоположное». «Обычно история пишется самыми сильными», — добавил он.

Каддафи верил, что может остаться у власти, по словам Даоу, который, вместе с близким кругом сторонников, пытался с марта убедить его, что «уйти с уважением (…) — сохранит достоинство». Но ему противоречат слова детей Каддафи, особенно Саифа аль Ислама. Как прокомментировал их Даоу: «Для того, кто 42 года находится у власти, не просто принять, что в одну минуту всё может быть кончено».

Бывший охранник сказал, что не знает, где находятся Саиф аль Ислам и Аль Сенусси, хотя верит, что они до сих пор находятся в Ливии, поскольку выдан ордер на их арест и ни одна страна не даст им убежища.

Когда в начале года начались революции в Тунисе и Египте, ливийское правительство не восприняло угрозу серьёзно. По словам Даоу, Каддафи чувствовал себя обманутым некоторыми иностранными лидерами, которых считал своими сторонниками, как, например, Сильвио Берлускони; бывшим главой британского правительства Тони Блэром; французским президентом Николя Саркози; турецким премьер-министром Ресепом Тайип Эрдоганом.

Режим был предан и изнутри страны. Даоу рассказал о плане защиты Триполи, когда ответственные не исполнили свой долг. Предполагалось, что на защиту выйдет 3800 человек, но когда вошли повстанцы, 200 человек не прибыли.

«Это был большой обман со стороны генерала (…). Бронемашины и танки стояли без солдат, наблюдательные посты были брошены, силы безопасности покинули улицы, поскольку их бригады не осталось».

В присутствии следователей Даоу сказал корреспондентам, что с ним обращаются хорошо, но до сих пор он не встречался со своим адвокатом.

Comments are closed.