Законы шариата вызывают всё большую обеспокоенность в новой Ливии

Заявление о том, что шариат станет основой для законодательства только что освобождённой Ливии, вызывает всё большую обеспокоенность, особенно среди женщин, хотя исламисты и настаивают на том, что это будет «умеренный шариат».

Лидер переходного правительства Мустафа Абдель Джалиль сказал в воскресенье в Бенгази во время речи к нации, в которой было формально объявлено об освобождении страны от свергнутого режима Муамииимара Каддафи, что шариат станет основным законом Ливии. «Любой закон, нарушающий шариат – аннулируется и утрачивает юридическую силу», — сказал он, процитировав закон о браке, действовавший на протяжении 42 лет «диктаторского режима», который запрещал полигамию, одобряемую в исламе.

«Закон о разводе и браке… Этот закон противоречит шариату и его действие остановлено», — сказал Абдель Джалиль.

Его комментарии вызвали критику как в Ливии, так и в Европе, возбудив опасения, что «арабская весна» дала ростки потенциально нетерпимого ко всему иному исламистского возрождения.

Многие ливийцы, ожидавшие историческую воскресную речь, выразили удивление решением главы Национального Переходного Совета отметить роль законов шариата, вместо того, чтобы заявить о таких важных вещах, как безопасность или образование.

«Я шокирована и оскорблена постановлением, после того как тысячи ливийцев заплатили жизнью за свободу, что приоритетом нового руководства является позволение мужчинам тайно жениться», — сказала одна из борцов за права ливийских женщин, которая пожелала остаться неназванной, что вполне естественно после подобных речей правительства. Как сказала она журналистам «Франс Пресс»: «Мы не для того свергли Голиафа, чтобы жить теперь при Инквизиции».

В своей речи Абдель Джалиль также объявил об учреждении в Ливии исламской банковской системы, которая, в соответствии с законами шариата, не имеет права зарабатывать дивиденды, что теперь приравнивается к ростовщичеству.

Своё мнение о речи высказал один из основателей правоцентристской Партии Национальной Солидарности Абдельрахман аль-Шатр, сказав, что лидер Переходного Совета слишком преждевременно заговорил о политике нового государства. «Это предмет, который должен обсуждаться с разными политическими группами и ливийским народом. Эти заявления вызывают чувство боли и горечи среди женщин, которые перенесли столько мучений» за восемь месяцев военных действий против лояльных Каддафи сил, сказал он. «С упразднением закона о браке  женщины теряют право сохранить семейный дом после развода. Это катастрофа для ливийских женщин».

Западные лидеры также быстро отреагировали на комментарии Абдель Джалиля. В понедельник глава ЕС по внешней политике Кэтрин Эштон сказала, что введение шариата в Ливии должно уважать человеческие права и демократические принципы.

Абдель Джалиль, бывший министр юстиции правительства Каддафи, дистанцировавший себя от прежнего режима, считается набожным человеком и последователем суфистского течения в исламе, не принимающим экстремизма.

Он уже сказал, что новая Ливия не примет идеологию экстремизма и поспешил заверить международное сообщество в сделанном в понедельник заявлении, что Ливия будет умеренно мусульманской.

Тем не менее, исламисты Ливии наращивают присутствие на политической арене страны, некоторые из них, как Абдельхаким Белхадж – основатель связанной с Аль-Каидой, а ныне упразднённой Ливийской Исламской Боевой Группы, как представляется, сохранят на ней свою видную позицию.

Comments are closed.