Заявление против Стросс-Кана отправлено в архив

Прокуратура Парижа объявила об отправлении в архив жалобы Тристан Банон на попытку изнасилования со стороны Доминика Стросс-Кана. В интервью, данном журналисткой 29 сентября телеканалуTF1, она сказала, что рассматривает уже проведение очной ставки как моральную победу.

Согласно министерству по надзору, произошедшее  в феврале 2003 года, когда тогдашний депутат-социалист пригласил молодую журналистку в свою квартиру на столь плачевно окончившееся интервью, подпадает под категорию сексуальной агрессии, но не попытки изнасилования.

Разница в том, что первое преступление ведёт к восьми годам, а второе – более тяжкое, подразумевает до десяти лет. В этих обстоятельствах прокуратура отправила дело в архив, поддержав отзыв по делу Бригады по наказанию за преступления против личности (BRDP), управления судебной полиции, которое проводило расследование и вынесло своё суждение о случившемся восемь лет назад.

Сложно обвинить BRDP в том, что на них давили, так как данный орган ссылался на всех замешанных в этом деле, от матери Банон, политика — социалиста Анны Мансуре, до самого кандидата в президенты на следующих выборах от социалистической партии Франсуа Оланда, который в те времена был первым секретарём партии.

16 сентября сам бывший руководитель Международного Валютного Фонда сказал, что это была попытка поцелуя, а не изнасилования. Как написала «L’Express», он заявил перед лицом полиции, что попытался поцеловать журналистку, так как думал, что она «разделяет» его состояние; наткнувшись на отказ, он прекратил попытки.

Это полностью расходится с показаниями пострадавшей, которая рассказала о том, что Стросс-Кан пытался облапать её и повалил на пол… «Он порвал мне бюстгальтер и пытался стянуть джинсы», — рассказала Банон в мае, за несколько недель до того, как решила представить жалобу в суд.

Стросс-Кан 4 сентября вернулся во Францию из Нью-Йорка после закрытия дела по подобной жалобе со стороны горничной отеля «Sofitel». Хотя уголовное преследование против него было прекращено, осталась гражданская жалоба со стороны пострадавшей Нафиссату Диалло.

Дело во Франции завершилось точно тем же образом, только не из-за утраты доверия к заявительнице, а по погашению уголовной ответственности за давностью преступления.

«Я сожалею, что не заявила тогда, так как сейчас у него есть возможность ускользнуть», — заявила Банон несколько недель назад. «Но в 2003 это было невозможно из-за его политического положения. Я знала, что меня раздавят, как Нафиссату. Его люди искали моих бывших, чтобы те сказали, что я сумасшедшая, говорили о моём трудном детстве, о том, что я сплю со своим адвокатом… Я не знаю, как это закончится, но мне ясно, что, если полиция не советует суду начинать возбуждение уголовного дела, я пойду в гражданский суд».

В прошлый четверг появилась книга Тристан Банон «Бал лицемеров», в которой она рассказывает о том, что она пережила за эти годы: травма после злосчастного опыта, подавленность тем, что не могла рассказать о случившемся и испуг перед силой агрессора.

Comments are closed.