Цунами кризиса открывает двери в Европу маргинальным партиям

Распространяющийся на всех скоростях экономический кризис дорого обойдётся европейским политикам. Многое позволяет предположить, на короткие и долгие сроки, что его влияние сделает совсем иным политическое лицо Европы. Без сомнений, многие правительства покинут свои дворцы. Но, кроме этого, кажется очень вероятным, что экономический вихрь ускорит общий процесс эрозии власти массовых партий и откроет период  долгой политической изменчивости и раздробленности.

Признаки изменений всё нарастают. Николя Саркози потерял Сенат. Ангела Меркель за 2011 год пережила полдюжины поражений на региональных выборах. Сильвио Берлускони прошлой весной потерял Милан и другие важные города. Хосе Сократес был отстранён от власти в июне. Датские консерваторы 15 сентября проиграли выборы, после 10 лет у власти. Опросы общественного мнения пессимистичны практически для всех правящих партий в Европе. По другую сторону Атлантики слышится та же музыка: Обама собирается ринуться в перевыборы, несмотря на то, что не имеет крепких союзников.

Естественно, каждый карающий голос имеет аргументы, и смена власти является обычным демократическим явлением. С другой стороны, не надо исключать возможность того, что некоторым из действующих правительств удастся сохранить свои мандаты. Но очевидно и то, что кризис является ускорителем обычной динамики, мощным фактором износа.  Многие политологи предупреждают, что предсказываемое всеобщее изменение дворцовой гвардии во власти является только наиболее очевидным следствием его действия.

Политолог Стефано Бартолини, директор Центра Роберта Шумана из Университетского Института Европы предложил интересный анализ. «Я считаю, что чередование (alternation) не является синонимом выбора (alternative). Я отметил, что основные консервативные и прогрессивные партии имеют всё более схожую политику. Их ответы на кризис почти одинаковы. И, таким образом, я боюсь, что эпоха чередования, которая ожидает нас в глубине, превращается с средство смены лиц, но не политического курса, и что это подталкивает разочарование народа, который отдаёт себе отчёт, что можно сменить политиков, но не политику», — сказал профессор по телефону из Флоренции. Помня о недавних беспорядках с британцами во главе, Бартолини боится новых вспышек.

Магнус Райнер, политолог оксфордского университета Брукса, развивает этот довод. «Я думаю, что самым глубоким следствием этой ситуации является ускорение эрозии мощи массовых партий. То, что относится к чередованию власти, ведёт к медленному сжиманию больших партий, главных жертв народного недовольства в пользу маргинальных формаций», — сказал также по телефону из Великобритании Райнер.

Датский случай – самый яркий пример: прогрессивный блог вернулся к власти через десятилетие, но социал-демократическая партия, главная в коалиции, получила на выборах худшие результаты со времён Второй мировой войны.

С одной стороны, кризис заострил внимание на «износе» доверия правительству, типично находящемуся в руках массовых партий.  С другой стороны, вихри, с небольшими нюансами, одинаково задели как социал-демократов, так и демохристиан, в одном и том же: политике бюджетных сокращений.

«Перед схожими явлениями, открываются огромные возможности роста для партий маргинальных. Это чувствуется для различных крайне правых формирований, но не только», — говорит Райнер. В Германии на подъёме Зелёные, после удачи в 2009 году либералов. В Италии большой рывок сделала антикоррупционная партия Ценностей, занявшая мэрию Неаполя. На севере Европы триумф переживают анти-иммиграционные партии.

Явление имеет корни в прошлом. Две главные немецкие партии – демохристиане и социал-демократы добились 76% голосов в 1998 году, в 2009 году – уже на 20 пунктов меньше. В Великобритании лейбористы и консерваторы «свалились» с 76% в 1992 году до 65% в 2010. В Голландии, две главные партии снизили долю с 66% до 40% между 1989 и 2010 годами. В Дании, с 60% в 2001 до 51% две недели назад. В Финляндии – с 49% в 2002 до 39% в этом году. В Португалии – с 78% в 2002 до нынешних 66%. Многие признаки заставляют думать, что настоящая ситуация будет подгонять эту тенденцию в раздробленных парламентах и нестабильных правительствах.

El Pais, 2окт. 2011.

Comments are closed.