Тристан Банон считает очную ставку со Стросс-Каном первой победой

Французская писательница Тристан Банон подтвердила то, что встречалась в полиции, в очной ставке, с бывшим управляющим директором МВФ Домиником Стросс-Каном, которого она обвиняет в попытке изнасилования, и назвала эту встречу «первой победой» в процессе.

Встреча длилась около двух часов.

Журналистка разъяснила некоторые детали встречи в интервью телеканалу TF1, где она, конечно, переподтвердила то, что Стросс-Кан попытался изнасиловать её в 2003 году. «Я удовлетворена этой встречей. Это первая победа», — сказала она об очной вставке, которую сама и просила провести.

Во время встречи бывший глава МВФ, только что вышедший с некоторыми потерями из дела по обвинению его в изнасиловании горничной в Нью-Йорке, по словам Банон, вёл себя с тем же высокомерием и фривольностью. Стросс-Кан объяснил, что пытался только обнять писательницу во время интервью, и женщина строит свои обвинения на «фантазиях».

«Если честно, я думала, что он извинится», — выразила сожаление Банон, также сказавшая, что Стросс-Кан не смотрел на неё во время очной ставки.

Писательница всёже, сказала, что не располагает материальными доказательствами, которые бы поддержали её судебную жалобу. «Я уверена, что он пытался меня изнасиловать, но у меня нет доказательств», — сказала она, уверяя, что сбежала из квартиры, где встречалась со своим предполагаемым агрессором.

Очная ставка может стать последним этапом в предварительном следствии, начатом в июле, перед вынесением прокуратурой Парижа вердикта относительно этого дела. Есть три варианта дальнейшего развития событий: дело пойдёт в архив; будет объявлено об установлении совершения преступления или будет открыто судебное расследование и назначен судебный следователь.

В интервью TF1 Банон сказала и о дипломатической неприкосновенности Стросс-Кана, на которую ссылается его защита, чтобы «похоронить» гражданский иск горничной отеля «Софитель» Нафиссату Диало.

«Вы хотите сказать, это дипломатическая неприкосновенность? Вы хотите сказать, что если кто-то имеет дипломатическую неприкосновенность, он имеет право оскорблять женщин, пытаться их насиловать?», — спросила писательница, которая также подчеркнула, что, если бы Стросс-Кан был невинен, ему не нужно было бы апеллировать к дипломатической неприкосновенности.

Comments are closed.