Родственники ставят президента США в неловкое положение

«Я думаю, что позвоню в Белый Дом». Задержанный рядом с Бостоном за вождение в пьяном виде, почти протаранив патрульную машину своим автомобилем, Омар Обама сказал полиции, что его племянник – президент Соединённых Штатов. Но это не помогло, так как Белый Дом не ответил. Нелегальному иммигранту 67-ми лет было сложно понять, что власти могут депортировать из США кого-либо, прожившего здесь более четырёх десятилетий.

Он уже посмеялся над властями в 1992 году и дразнит их сейчас, вплоть до сбора подписей среди республиканцев «за немедленную депортацию Омара Обамы». А также Зейтуни Обама, сестры Омара и тёти президента, которой в прошлом году удалось получить убежище после того, как было обнаружено, что она нелегально находится на территории США, проживая, вдобавок, в доме с официальной защитой. Тогда пристыженный племянник предупредил, что она будет наказана, если нарушит закон. Но Зейтуни, не столь ангельского поведения, какое она показывала в Кении и которое описал Обама в книге «Меты моего отца», сказала журналистам, собравшимся у их с братом дома: «Почему бы вам не пойти на 1600 Пенсильвания Авеню, округ Вашингтон и не задать вопросы президенту?».

Омар и Зейтуни, дети третьей жены деда Обамы, которую он зовёт бабушкой, так как родной бабушки нет в живых, не единственные неудобные родственники Обамы. С тремя дядями и, как минимум, пятью сводными братьями (от брака его отца после развода с его матерью), большинство из которых живут в Кении не особенно богато, у него нет недостатка в письмах с просьбами о помощи к столь успешному родственнику. Его брат Джордж дал ему знать, что жил в хижине в Найроби на зарплату в один доллар в месяц.

Почему Обама не посетил Кению как действующий президент? Он не ожидает ничего хорошего от встречи с родственниками. Из своего первого путешествия в поисках корней он вернулся в таком воодушевлении, что захотел, чтобы Мишель узнала единокровных родственников его отца. «После нашего обручения я повёз Мишель в Кению для встречи с другой частью моей семьи», — написал он в «Мечтах моего отца».

На одной из встреч в Кении Зейтуни сказала Обаме, что не хотела бы потеряться, как её брат Омар, по молодости уехавший в США и долгое время не дававший знать о себе.

Иными словами, она просила его не теряться из вида семьи, чтобы помогать другим её членам. Обама, казалось, был согласен «не теряться». Но требования племени могли стать слишком обременительны, когда он поселился в Белом Доме.

Обама имеет также родственников – индонезийцев, но в силу воспитанности они не звонят в дверь дома 1600 на Пенсильвания Авеню. У его матери была дочь Майя, от брака с Лоло Соеторо, когда она, вместе с маленьким Обамой переехала в Индонезию, затем у Соеторо  родилось двое детей от другого брака. Сводная сестра Майя живёт на Гавайях и имеет двух детей. Ни Соеторо, ни Робинсоны, семья Мишель, чьи предки прибыли в Соединённые Штаты рабами, не давали президенту причин для беспокойств. Может, тёща, которая живёт вместе с семьёй дочери в Белом Доме, но это не более чем традиционные шутки про зятя и не вызывают ничего, кроме улыбок.

Подробности же задержания Омара Обамы улыбок у президента не вызывают. Агент полиции, который его остановил, рассказывает: «Я спросил Обаму, сколько он выпил этой ночью. Первым ответом было, что он не пил. Я сказал ему, что от него идёт сильный запах алкоголя. Тогда он сказал, что выпил одно пиво. Я ответил ему, что по его поведению, должно быть больше, чем одно, и тогда он сказал – два». У него были «красные остекленевшие глаза», что также говорило  о том, что он был пьян.

В карцере картина довершилась тем, что иногда Омару Обаме удавалось получать номер социальной страховки, и он давно задолжал за аренду дома. Тогда он попросил позвонить в Белый Дом.

Comments are closed.