Гаити на границе взрыва насилия

Гаити на границе взрыва насилия: президент Мартелли не может править.

Гаитянское общество находится в одном шаге от взрыва насилия, готового разразиться в Пуэрто Принсипе. Прошло пять месяцев с того момента, как президент Мишель Мартелли заступил на свой пост, а ему всё ещё не удалось сформировать правительство. Гаитянцы вот-вот потеряют терпение из-за того, что предвыборные обещания Мартелли не выполняются.

А обещал Мартелли много: бесплатное образование, рост заработной платы, доступное здравоохранение и, главное, социальный мир. Но до сих пор большинство жителей страны говорят, что не увидели абсолютно ничего из перечисленного.

Глава страны три раза пытался создать правительство, но оппозиция в Парламенте накладывала вето на его предложения. Попросту говоря, страна «дрейфует» по течению. Мартелли может иметь идеи, планы и предложения, но не способен подписать закон, вести переговоры с синдикатами или получить одобрение образовательных программ.

Всё проходит через Парламент, где большинство депутатов принадлежат к оппозиции, и Мартелли остаётся со связанными руками.

Хотя президент всё ещё пользуется поддержкой народа, никто из политиков и предпринимателей не поддерживает его, таким образом, реальная власть на Гаити принадлежит им.

С 1994 года, момента восстановления демократии, класс предпринимателей, представленный Конфедерацией Предпринимателей, говоря прямо – решает, кто будет президентом страны. На что международное сообщество фактически закрывает глаза.

В 2010 году кандидатом от предпринимателей был Джуд Целестин – зять бывшего президента Рене Преваля – предприниматель в сфере телекоммуникаций, никогда не бывший популярным среди людей, но которого активно продвигал бывший руководитель. Народ никогда его не принимал и, когда он переместился на второе место на выборах в декабре, выборы вообще стали проблематичными. Многочисленные народные выступления так обеспокоили мир, что ООН обязала Временную Избирательную Комиссию страны провозгласить певца Мартелли победителем.

Решение, хотя и поддержанное международным сообществом, было с неохотой принято предпринимателями страны. Для них Мартелли стал президентом по принуждению оккупационных сил.

В противостоянии был даже период перемирия. Но он окончился. «Выбор» президента никогда не поддерживался парламентом, за Мартелли не стоит партия. А выборы самого парламента проходили в то же время, что и выборы президента и на их результат международное сообщество уже не могло оказать влияния. Это позволяет политикам начать «саботаж» решений руководителя страны. Он был и остаётся единственным инструментом оппозиционеров, который не может вызвать прямых претензий от международного сообщества.

В рамках этого саботажа и для того, чтобы «усложнить жизнь» Мартелли, в Гаити возвращаются бывший президент Жан Бертран Аристид и бывший диктатор Жан Клод «Бэби Док» Дювалье, два персонажа, чьего присутствия достаточно для дестабилизации обстановки. Никто не сомневается, что их возвращение связано с предпринимателями, не потому, что к ним питают особую симпатию, а просто для того, чтобы подчеркнуть свою реакцию на международную поддержку выбора Мартелли.

Всё это далеко от среднего гаитянца. Его каждодневная дилемма очень проста: есть или не есть, учиться или не учиться, иметь работу или не иметь; и если чего-то из этого нет, самым виноватым остаётся президент. Единственной формой реагировать и выражать своё недовольство, характеризующей гаитянское общество на протяжении веков, является насилие. Против которого нет силы. И признаки этого насилия уже видны. За последнюю неделю были хладнокровно убиты на улицах девять иностранцев.

Студенты, исторически боевое сообщество, угрожают начать действовать в сентябре, если Мартелли не выполнит своих предвыборных обещаний относительно бесплатного образования для всех.

У президента просто нет средств сделать это, потому что он не может ни сформировать правительство, ни назначить министра образования, и поэтому не может одобрить бюджет на образование, а может только рассчитывать на средства международного сообщества. Студенты не понимают этих причин, а только требуют обещанного.

Перед лицом окружающей бедности самым естественным кажется выйти на улицу…

Comments are closed.