Кэмерон против BlackBerry и капюшонов

Кэмерон против BlackBerry и капюшонов.

Британский премьер-министр Дэвид Кэмерон в четверг подтвердил, что настаивает на сокращениях в полиции, несмотря на всё давление, которое оказывают на него консерваторы и лейбористы.

Да, права полиции в борьбе с беспорядками будут расширены, например, будет дано право обязать любого открыть лицо на улице, как профилактическая мера против совершения преступления, а также планируется ввести некий протокол, который бы позволил действовать против социальных сетей во время беспорядков.

Иными словами, полиция уже может противостоять капюшонам и BlackBerry — двум символам последних лондонских волнений.  Большинство молодых людей, живущих в районах, где вспыхнуло насилие, носят капюшоны и имеют телефон BlackBerry. Широкая спортивная одежда, причём  довольно дорогих марок для объявляющих себя неформалами; броская обувь, не зашнурованная наглухо – так выглядят большинство «худиз» (носящих капюшоны). Обезличивающая одежда – бесформенная, скрывающая тело, тень от капюшона скрывает лицо; а в руке всегда мобильный телефон, чаще всего – BlackBerry.

Сама мода родилась в США в 80-х вместе с хип-хопом и всем его антуражем из золотых цепей и кучи бриллиантов (пусть и фальшивых)  и разлетелась по миру, как эстетика успеха, превратившись чуть позднее в способ спрятаться от окружающей обладателя «шикарного имиджа» реальной жизни, полной разочарований, не только в бедных предместьях британских городов.

Жительница лондонского района Тоттенхем, сама — мать подростка, пожаловалась на собрании в общественном центре своего района: «Распространяется имидж, что вся наша молодёжь – преступники и вандалы, поскольку они чёрные, носят толстовки с капюшонами и всю эту одежду». Чуть дальше группа из восьми молодых людей болтает на одной из главных улиц района, сейчас перекрытой из-за последствий пожаров. Никто из них не надевает капюшон, хотя для этого района с бездушными серыми и коричневыми зданиями из стали и бетона «худиз» наиболее характерны. Здесь эта манера одеваться превратилась в средство выживания. Да, в некоторых предместьях британской столицы одеваться подобным образом не есть вопрос желания, это значит больше – быть кем-то, принадлежать к какой-то группе, быть своим.

Есть и такой аспект, который тяжело не заметить, как сказал один из социальных волонтёров в Тоттенхеме: «Многие из этих молодых людей одержимы потребительством: телевизор, DVD, компьютеры, телефоны… их подавляют вещи, которые они не могут иметь».

Но и в западной части Лондона – благополучных районах, не задетых беспорядками, полно молодых людей, одевающихся так же. Это модно, это удобно, и им это нравится, говорят они.

Приблизительно это же происходит и с BlackBerry. Из доклада о поведении британских потребителей:  37% телефонов этой марки в Объединённом Королевстве принадлежат молодым людям. Бесплатная система отправки сообщений и «цунами» моды превратили BlackBerry в самый любимый мобильник молодёжи, даже бедной. На севере Лондона обычная картина – молодой человек, неизвестно чего ждущий в разгар дня, сидящий на стене перед  домом и играющий с мобильным.

В ходе парламентских дебатов были одобрены только сдерживающие меры и ничего не сказано о глубинных реформах для того, чтобы избежать повторения этих действий.

Обязанность снимать капюшон, когда того требует полицейский или обрыв мобильной связи может помочь найти виновных или избежать распространения волнений, вспыхнувших в одном месте, на другие районы. Но – как избежать того, что всё больше молодых чувствуют себя каждый раз всё дальше от своей школы, города, старших, общества? От всего, что растит их как личности.

После трёх часов дебатов Кэмерон ушёл из парламента, так и не сказав об образовательной системе, только обмолвившись, что что-то не так в этом больном обществе, но не упомянув ни о том, сколько молодых бросают школу, ни об увеличении ресурсов на профессиональную подготовку или создание рабочих мест для молодых. Хотя одна из членов парламента отметила часть проблемы, сказав: «Как мы можем просить их родителей следить, чтобы дети не совершали преступлений, когда многие из этих родителей сами – преступники?» Нельзя перекладывать всё на семьи. Общество должно быть озабочено тем, кто и как растёт. Общество должно влиять на молодых. Но на собрании в Тоттенхэме обеспокоенные родители говорили, что никому нет дела до их детей.

Реальность жизни в районах, где начались беспорядки в том, что там, где живут маргиналы общества, молодые видят каждый день насилие, стычки и угрозы. Они выживают в этих условиях насилия: семейного, экономического, социального, уличного. Капюшон, без сомнения, за пять прошедших суток ставший символом страха и анархии, чаще не форма спрятать лицо, а способ отгородиться. Это же справедливо и для новой «моды» — повязанные на лицо шарфы, закрывающие его до глаз.

Социальный работник из Тоттенхэма сказал о причинах случившегося: «Это поколение, где пересеклись две очень опасные концепции: у них нет ни надежды, ни страха перед будущим, поскольку они всё равно от него ничего не ждут. И поэтому они не думают о последствиях».

Comments are closed.