Горничная «Софителя» в лицо обвиняет Стросс-Кана

Горничная «Софителя» в лицо обвиняет Стросс-Кана.

Нафиссату Диалло, горничная нью-йоркского отеля «Софитель», подавшая в суд на президента Международного Валютного Фонда Доминика Стросс-Кана за сексуальные преступления, наконец выступила с откровенным интервью, которое опубликовал в последнем номере американский еженедельник «Newsweek».

Диалло, 32 лет, рождённая в Гвинее, уверила, что данные ею через несколько часов после случившегося показания не менялись и что данные экспертизы – на её стороне…

Она утверждает, что сказала: «Здравствуйте, служба уборки» сразу, как только открыла дверь в апартаменты 2806. Войдя, она увидела голого мужчину и сказала: «О Господи, простите», и попыталась покинуть комнату.

По её словам, ответом DSK было: «Тебе не за что извиняться. Ты красотка…».  Диалло уверила, что, когда поняла его намерения, ответила по-французски: «Месье, я не хочу потерять работу». По её словам, Стросс-Кан силой закрыл дверь и не дал ей другой возможности, кроме как пройти внутрь: «Он энергично толкал меня на кровать и схватил меня с такой силой на уровне половых органов, что у меня всё ещё было красное, когда меня осматривали в госпитале».

«Я пыталась защититься, отталкивая его, и пыталась напугать его, говоря, что моя начальница идёт сюда», — вспоминает она. «Я несколько раз повторила ему, что не хочу потерять работу».

Горничная уверяет, что в течение нескольких минут борьбы Стросс-Кану удалось поставить её на колени на пол, он сдавил ей шею и сунул…: «Соси мне … Не могу повторить, что он сказал!» В своём первом заявлении она сказала, что почувствовала что-то «мокрое и горькое» во рту, что выплюнула на пол до того, как убежать.

Диалло уверила, что встреча продлилась не более 15 минут и что, выбежав, растерянная, попыталась забрать тележку, с которой обычно убирает номера, из апартаментов 2820. «Когда я вышла, он уже был одет и выходил из отеля, не знаю, как он мог одеться так быстро».

Горничная описывается журналом как высокая, со спокойной внешностью, не особо привлекательная, со следами на лице после подростковых прыщей. Она покинула Гвинею в 2003 году и поменяла несколько работ в Бронксе, прежде чем была принята в службу уборки номеров «Софителя», несмотря на то, что не может ни читать, ни писать (ни по-французски, ни по-английски).

До этого момента она была вне доступа прессы, благодаря американскому закону о защите свидетелей. Её решение встретиться лицом к лицу с журналистами было принято почти через три недели после того, как прокурор, ведущий дело, снял домашний арест с DSK и пригрозил снять все обвинения из-за противоречивых показаний жертвы и её попыток обмануть власти в прошлом.

DSK уверяет, что это был секс по взаимному согласию. Французский политик заявил, что ему мстят после последних заявлений прокурора. Он провёл выходные в пригороде Нью-Йорка со своей супругой, журналисткой Анн Синклер.

Comments are closed.