WikiLeaks рассказал о несовершеннолетних заключенных Гуантанамо

В Рубрике «Разоблачения WikiLeaks» испанская газета El Pais написала о несовершеннолетних заключённых Гуантанамо.

«Мы не видим никакой причины, почему задержанный был направлен в тюрьму Гуантанамо». «По нашей оценке это ребёнок-солдат, один из тех, кого талибы заставляли записываться в свои ряды». «Он не является ни членом Аль Каиды, ни лидером талибов. Не представляет угрозы интересам США и их союзников». Все эти фразы – выводы военной комиссии, работавшей в Гуантанамо. Они относятся к некоторым из 14 несовершеннолетних и мужчин старше 65 лет, прошедших через эту тюрьму за последние девять лет.

«Бумаги Гуантанамо», оказавшиеся в распоряжении прессы, впервые позволили оценить уровень риска и информационную ценность заключённых для американских военных. И трудно найти более уничтожающий результат: США сами всерьёз не верили в виновность или угрозу со стороны 60 процентов заключённых.  А среди несовершеннолетних этот процент ещё выше: только четырём из 14 подростков была присвоена «высокая» степень риска, которая, если говорить буквально, означает «вероятность» того, что они представляют реальную угрозу.

Как написала El Pais, самый разрушительный эффект для американского правительства скрывается в документах об узниках — детях, которые должны были располагать ценной информацией для победы в «войне против террора», начатой президентом Джорджем Бушем после террористических атак 11 сентября. Ведь защитники Гуантанамо всегда оправдывали необходимость существования этой тюрьмы ценностью информации, которую рассчитывали получить от заключённых.  Среди не достигших 18-летия пленных только одного власти расценили, как ценного для получения информации из-за его работы на разведку. Речь о канадце Омаре Ахмед Джадере, сыне заместителя Усамы бен Ладена, единственном из самых молодых заключённых, который продолжает оставаться на базе в заливе Гуантанамо.

В пяти случаях авторы документов признавали, что разведка США не может добиться никакой информации от допрашиваемых. Остальные подростки разделились на семь с «низким» уровнем угрозы и двух со «средним».

Сложно оценить точное число несовершеннолетних, прошедших через Гуантанамо за девять лет. Кроме этих 14-ти, попавших в эту тюрьму до достижения совершеннолетия (четверым не было и 15 лет), есть ещё более десяти, которые были доставлены сюда накануне восемнадцатилетия.

Больше всего среди этих детей было афганцев. В документах, рассказывающих личные истории каждого из них, есть сведения о 14-летнем  мальчике, которому предложили работать каменщиком и который оказался в боевой группе талибов, откуда и попал в руки американцев. Другой был слугой у полевого командира  и  когда пришли американцы, ему и в голову не пришло покидать место, где он жил. Он был арестован и доставлен в Гуантанамо. Американцы обычно закрывали такие дела рекомендацией выпустить на свободу или переместить в другую страну. Все несовершеннолетние попали сюда между 2002 и 2003 годами, большинство вышли на свободу в 2006, некоторые оставались до 2009 года. В среднем, по три с половиной года тюрьмы.

Несмотря на сухой официальный язык, которым заполнены документы, иногда у членов комиссии прорывалось что-то вроде сочувствия. Например, сведения о Накибе Улле, афганском подростке, оказавшемся в Гуантанамо, когда ему было между 14 и 15 годами. «Это ребёнок солдат, который был рекрутирован в войска талибов. Несмотря на то, что может иметь некоторую ценность для нашей разведки, информация, которой он располагает, не является столь значительной, как необходимость выдернуть юношу из окружающей его среды и дать ему возможность вырасти вне влияния радикального экстремизма», — написал в личных данных Накиба генерал Джефри Миллер.

Комментарии закрыты.