Ещё одна война выбора

Эта статья была опубликована американским изданием The National Interest ещё до начала вторжения коалиционных сил в Ливию, но не потеряла своей актуальности.

Ещё одна война выбора

(Тед Гален Карпентер, 18 марта 2011, The National Interest)

Принимая во внимание резолюцию Совета Безопасности ООН, разрешающую использование адекватных мер против сил Муаммара Каддафи, сейчас существует возможность того, что Соединённые Штаты и их партнёры по НАТО (возможно, с формальными обязательствами некоторых членов Лиги Арабских стран) в какой-то момент начнут военное вторжение в Ливию.

Не похоже, чтобы поспешное заявление правительства Каддафи о прекращении огня, последовавшее сразу же за резолюцией, на долгое время повлияло на вектор этой политики.

Проницательные критики представили ряд ценных возражений западному вторжению, начиная с акцентирования на абсурдности притязаний президента Обамы на то, что события в этой стране представляют «анормальную и мощную» угрозу безопасности и интересам Америки. Реальность в том, что было бы сложно найти ситуацию, менее относящуюся к подлинным американским интересам. Ливия – маленькая страна с маленьким политическим или стратегическим влиянием вне своих границ. И Каддафи, несмотря на многие одиозные качества, годы тому назад забросил, как увлечение террористическими авантюрами, так и свою зачаточную ядерную программу. Хотя страна является производителем нефти среднего размера, нестабильность здесь имеет совершенно скромное влияние на глобальный рынок нефти. Нет ни стратегического, ни экономического оправдания для возглавляемой США кампании.

Другие адвокаты мер предосторожности сделали предостережение, что даже введение зоны свободной от полётов военной авиации – ничего не говоря о более жёсткой, и высоко вероятной, возможности ракетного удара с воздуха по ливийским военным целям – могло бы привести к более глубокой и затяжной миссии. Наконец, оппоненты новой американской иллюзорной войны отмечают, что Соединённые Штаты уже связаны слишком большим количеством обязательств как  в военном, так и в финансовом планах, в таких местах, как Ирак и Афганистан. Нация, имеющая 1,5 триллиона долларов бюджетного дефицита в этом году, не должна бы искать новые пути, как потратить деньги – особенно на ещё одну ненужную «войну выбора».

Но в интервенции в Ливию для Соединённых Штатов и их союзников существуют и менее очевидные, скрытые ловушки. Одна из них в том, что даже вмешательство с хорошими намерениями от имени повстанцев, вероятно, разбудит в самой этой стране и по всему мусульманскому миру подозрения, что Вашингтон пытается использовать ливийские волнения в своих интересах. Принимая во внимание прискорбную американскую репутацию среди мусульманского населения, подобные обвинения неизбежны и, похоже, заслуживают доверия. Хотя поддержка создания свободной воздушной зоны Арабской Лигой может незначительно смягчить эти подозрения, она не избавит от них полностью. В самом деле, «Арабская улица» склонна рассматривать многие режимы, представленные в Арабской Лиге не более чем марионетками Вашингтона. Как только состоится вторжение, обвинения в американском империализме и европейском неоколониализме не заставят себя ждать. Этот миазм будет тянуться, даже если западные державы сдержат свои обязательства в этой миссии не ступать на [ливийскую] землю – степень сдерживания, которая никоим образом не определена.

В довершение, Соединённые Штаты и союзники ступают в Ливии на туманное политическое и демографическое минное поле.  Западные средства массовой информации и типичные политические представители имеют  смутный образ повстанца, как смелого, демократического борца сил сопротивления, полного решимости освободить свою страну от брутального тирана.  Но здесь замешены и другие элементы, возможно гораздо более важные. Сама по себе Ливия является хрупким, искусственным политическим объединением, созданным европейской колониальной системой. Для создания ливийской колонии, Италия соединила три разрозненные провинции. Сюда вошли Киренаика на востоке (вокруг центров – Бенгази и Тобрука), Триполитания на западе (вокруг Триполи, который стал колониальной столицей) и менее населённый и менее важный Феззан на юге – юго-западе.

Ключевым моментом является то, что племена, населяющие Киренаику и Триполитанию, не имеют почти ничего общего. На самом деле, иногда их отношения враждебны. Несмотря на это, когда войска Союзников взяли контроль над Ливией в свои руки, во время и после Второй Мировой войны, они сохранили эту нестабильную амальгаму, вместо того, что бы разделить на более устойчивые составляющие части.

Это не вопрос истории. Резкое разделение между Киренаикой и Триполитанией сохранялось после того как Ливия стала независимой, и сохраняется по сегодняшний день. Это не простое совпадение, что восстание против режима Каддафи началось на востоке, с повстанческими войсками, быстро занявшими Бенгази и другие города Киренаики. По существу, все предыдущие (неудачные) выступления против режима начинались в том же регионе. Каддафи из Триполитании и имеет далеко простирающееся влияние на западные племена и свои — по преимуществу западные, силы безопасности в качестве основы своей мощи. И насколько быстро мятежные демонстранты и войска заняли важнейшие цели на востоке, настолько с уверенностью можно сказать, что они споткнутся, продвигаясь вглубь Триполитании.

Намерения повстанцев остаются неясными, но обе главенствующие возможности представляют для Соединённых Штатов и их союзников большие проблемы, как только они предпримут вторжение. Одна возможность в том, что лидеры мятежников захотят оставить Ливию нетронутой и просто взять верх над своими триполитанскими противниками. Другими словами, победа над режимом Каддафи будет моментом расплаты. Другая возможность в том, что они могут захотеть разделить страну и сохранить независимость Киренаики. Тому был уже исторический прецедент. Ливийский монарх – король Идрис, говорил Соединённым Штатам и Союзникам после Второй Мировой, что хотел бы управлять только Киренаикой, потому что он считал, что попытки контролировать больший сплав будут слишком сложны и приведут к опасной нестабильности.

Лидеры администрации Буша в огромной мере недооценили глубину разделения между арабами суннитами, арабами шиитами и курдами в Ираке, и этот грубый промах создал Вашингтону огромную головную боль в этой стране. Администрация Обамы может совершить подобный грубый промах в Ливии. Помощь повстанцам из Киренаики в свержении Каддафи почти точно спровоцирует негодование народа в Триполитании. Если повстанцы разделят страну, это станет камнем преткновения для негодования побеждённых племён – и новым основанием для недовольства против Запада во всём мусульманском мире. Даже, если повстанцы попытаются сохранить Ливию неприкосновенной, триполитанцы обязательно поднимут голос возмущения Вашингтоном за своё новое подчинённое положение. По любому, Соединённые Штаты и их союзники находятся в опасности споткнуться в ситуации, в которой они почти наверняка заработают новых врагов. Это последнее, что нужно сейчас  Америке.

Комментарии закрыты.