Смогут ли реформа и борьба с коррупцией вытащить из болота российское образование

Смогут ли реформа и борьба с коррупцией вытащить из болота российское образование? Этот вопрос обсуждался недавно в он-лайн приложении «Россия сейчас» британского ежедневного издания «The Telegraph». Материалы этого приложения «о России для британцев» публикуются «Российской Газетой».

Мнения российского общества по поводу содержания реформ кардинально расходятся, однако  их необходимость признают все.

Эксперт Карнеги Центра Маша Липман говорит о живучести в нашем обществе представлений о том, что российское, даже, скорее – советское образование было очень хорошим, если не лучшим в мире. Да, действительно, рекрутеры, занятые набором персонала в западные компании, на недавней экономической конференции в Москве говорили об огромной качественной разнице в образовании «советского» поколения и тех, кто идёт за ними. Но, правда, как говорит Липман, в том, что и тогда разрыв между нами и остальным миром был огромен.

Качество образования в современной России довольно сомнительно. А вот что не оставляет сомнений, это коррупционность, пронизывающая не только высшую школу, что, не будем лукавить, имело место и в советском прошлом, но теперь – и среднее образование.  Чего стоит пример Морозовска (Ростовская область), где 30 учителей были пойманы в мае прошлого года на фальсификации результатов выпускных экзаменов. «Заработок» морозовских учителей, чью группу возглавил чиновник управления образования, составил 40 000 рублей на одного преподавателя.

По оценке Марка Левина из Московской Высшей Школы Экономики, в «около образовательной» сфере вращается приблизительно один миллиард  долларов ежегодно: плата за хорошую оценку на экзамене в школе, за поступление в университет, далее — за университетские экзамены и прочая. Написание курсовых и дипломных работ для студентов стало отдельным огромным бизнесом.

Подразумевается, что с помощью реформы образования правительству удастся победить коррупцию и улучшить саму образовательную систему, которая скатывается всё ниже. Одними из главных новшеств стали – долгожданное введение в прошлом году по всей стране единого государственного экзамена (ЕГЭ) и замена в 2011-ом жёсткого пятилетнего университетского курса, не оставляющего студентам широкой самостоятельности в выборе предметов, на более гибкий четырёхлетний. Эта, последняя реформа будет проведена в соответствии с «Болонским Процессом» — договором, поставившим целью унификацию высшего образования в Европе. Говорят, что после её проведения , российский университетский диплом будет приниматься на всей территории Евросоюза.

Маша Липман из Карнеги Центра настаивает, что самым ярким подтверждением неэффективности высшего образования в России является то, что лучшие и подающие надежды молодые люди уезжают учиться за границу.

С этим не согласны не только ректоры Московского и Санкт-Петербургского Государственных университетов. Газета приводит мнение Дениса Попова — студента Московского Института Международных Отношений, который учился в Германии, но предпочитает российскую систему. «Система более свободна в Германии, но когда я пришёл молодым специалистом в Министерство иностранных дел, российское образование дало мне знания, которые я никогда не получил бы за границей. Европейцы могут многое взять из российской системы».

Наибольшее число вопросов и протестов в обществе вызвало введение ЕГЭ, подобного тестам существующим в Великобритании и Соединённых Штатах: вопрос и несколько вариантов ответа, позволяющих проводить тестирование на компьютере. А так же, замена единым государственным экзаменом вступительного устного экзамена при поступлении в университет. Одним из преимуществ новшества считается то, что такая унификация сделает более доступным получение высшего образования в разных городах страны для выпускников провинциальных школ.

Однако противники ЕГЭ и учителя говорят, что наличие вопросов типа: «Какого цвета были глаза у Анны Карениной?» отупляет, упрощает образование до абсурда, в то время как старая система давала импульс для развития ученика.

Не верят противники ЕГЭ и в то, что единый экзамен станет эффективным средством борьбы с коррупцией. И приведённый выше пример с учителями ростовской области вполне подтверждает эти опасения. Более того, газета цитирует слова депутата от коммунистической партии, занимающегося вопросами политики в области образования, Олега Смолина о том, что ЕГЭ даже увеличит число коррупционных сделок.

За последние годы финансирование школ увеличилось, что позволило улучшить инфраструктуру образования и базу оборудования, но вопрос с привлечением в образование квалифицированных людей остаётся очень и очень острым. Об этом говорит со страницы «Россия сейчас» Александр Адамский из научно-исследовательского образовательного центра «Эурека».  Заработная плата в 14 000 рублей, мягко говоря, «не достаточна» для того, что бы сделать профессию привлекательной. Иными словами – мы имеем на ту сумму, которую заплатили…

Несмотря на продолжающиеся бурные обсуждения, министерство образования остаётся непреклонным в отношении реформ, которые ожидают в 2011 году высшую школу. Нетронутым останется только верхний эшелон вузов России.  МГУ и СПбГУ, чьи ректоры стеной встали против реформирования и, пока — победили, разрешено проведение собственных вступительных экзаменов и шестилетнее образование вместо системы «четыре года плюс два».

Comments are closed.